Погром в Кельце

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Часть серии статей об
Yellowbadge logo.svg

История · Хронология
Арабы и антисемитизм
Христианство и антисемитизм
Ислам и антисемитизм
Новый антисемитизм
Расовый антисемитизм
Религиозный антисемитизм
Антисемитизм без евреев

Категории:

История еврейского народа

Антисемитизм · Евреи
История иудаизма

Погром в Кельце — самый крупный послевоенный погром против еврейского населения в Польше, проведённый 4 июля 1946 года антисемитски настроенным польским населением города Кельце.

Предыстория[править | править код]

В послевоенной Польше антисемитские настроения питались распространённым мнением, что евреи являются сторонниками нового режима, так как послевоенные власти порицали антисемитизм, охраняли выживших евреев, среди представителей новой власти и Войска Польского были евреи. Вторым обстоятельством было нежелание возвращать евреям имущество, разграбленное польским населением в течение войны[1][2].

В докладной записке польских властей начала 1946 года говорилось, что с ноября 1944 года по декабрь 1945 года был убит, по доступным сведениям, 351 еврей. Большинство убийств произошли в Келецком и Люблинском воеводствах, жертвами были вернувшиеся из концлагерей или бывшие партизаны. В докладе упоминались четыре типа нападений:

  • нападения вследствие распространения слухов об убийстве польского ребёнка (Люблин, Жешув, Тарнов, Сосновичи)
  • шантаж с целью выселения евреев или захвата их собственности
  • убийства с целью грабежа
  • убийства, не сопровождавшиеся грабежами, в большинстве случаев совершаемые путём бросания гранат в еврейские убежища[3].

Самым крупным было происшествие в Кракове, где 11 августа 1945 года произошёл погром, начавшийся с метания камней в синагогу, а затем переросший в нападения на дома и общежития, где жили евреи. Части Войска Польского и Советской армии положили конец погрому. Среди евреев были убитые и раненые. Исраэль Гутман (англ.) в исследовании «Евреи в Польше после Второй мировой войны» пишет, что погромы не были делом рук отдельных бандитов и были тщательно подготовлены[3].

Ход погрома[править | править код]

дом 7 по улице Планты, Кельце

До начала второй мировой войны в Кельце проживало около 20 тысяч евреев, что составляло треть населения города. После окончания войны в Кельце осталось около 200 выживших после Холокоста евреев, в большинстве — бывших узников нацистских концентрационных лагерей. Большинство из келецких евреев разместились в доме 7 на улице Планты, где располагался еврейский комитет и организация «Сионистская молодёжь».

Поводом для начала погрома стало исчезновение восьмилетнего мальчика Генрика Блашчика[4]. Он исчез 1 июля 1946 года и возвратился через два дня, рассказав, что его похитили евреи и, спрятав, намеревались убить (позже в ходе расследования выяснилось, что мальчик был отослан отцом в деревню, где его научили, что он должен рассказывать)[3].

4 июля 1946 года в 10 часов утра начался погром, в котором участвовало множество людей, в том числе в военной форме. К полудню возле здания еврейского комитета собралось около двух тысяч человек. Среди звучавших лозунгов были: «Смерть евреям!», «Смерть убийцам наших детей!», «Завершим работу Гитлера!». В полдень в здание прибыла группа во главе с сержантом милиции Владиславом Блахутом, которая разоружила собравшихся сопротивляться евреев. Как выяснилось позже, Блахут был единственным представителем милиции среди вошедших[5]. Когда евреи отказались выйти на улицу, Блахут стал бить их рукояткой револьвера по головам, крича: «Немцы не успели уничтожить вас, но мы закончим их работу». Толпа взломала двери и ставни, погромщики проникли в здание и начали убивать поленьями, камнями и заготовленными железными прутьями[5].

В ходе погрома было убито от 40[6][7][8] до 47 евреев[3], среди них дети и беременные женщины, а также больше 50 человек ранено[9].

В ходе погрома были убиты также двое поляков, пытавшихся противостоять погромщикам[10]. Евреев избивали и убивали не только на Планты, 7, но и в других местах города[11].

Последствия[править | править код]

Памятник жертвам погрома, открытый в 1990 году

Уже 9 июля 1946 года на скамье подсудимых перед участниками выездной сессии Верховного военного суда оказались двенадцать человек. Решение суда было зачитано 11 июля. К смертной казни были приговорены девять обвиняемых, по одному — к пожизненному заключению, к десяти годам и к семи годам тюрьмы. Президент ПНР Болеслав Берут не воспользовался своим правом помилования, и осуждённые на смерть были расстреляны.

Погром в Кельце вызвал массовую эмиграцию евреев из Польши. Если в мае 1946 года из Польши уехало 3500 евреев, в июне — 8000, то после погрома в течение июля — 19 тысяч, в августе 35 тысяч человек[12]. К концу 1946 года волна отъезда спала, так как положение в Польше нормализовалось, почти никого не осталось, и оставшиеся были не мобильны.

В 1996 (50-ю годовщину погрома) мэр Кельце принес извинения от имени горожан. В 60-ю годовщину церемония была поднята на национальный уровень, с участием Президента и министров. Польский президент Лех Качиньский назвал погром в Кельце «огромным позором для поляков и трагедией евреев».

Во время Второй мировой войны поляки совершили военные преступления против своих соседей-евреев как минимум в 24 районах страны. К такому выводу пришла правительственная комиссия, расследовавшая события в Польше, относящиеся к началу Второй мировой войны.[13]

Версии о провокациях[править | править код]

Власти Польши обвинили в провокации погрома «реакционные элементы», близкие к оппозиции. Был сменён ряд руководящих чиновников в воеводстве.[11]

Существует также ряд версий о причастности к организации погрома польских властей и советских спецслужб — среди толпы погромщиков было много солдат и милиционеров, в том числе офицеров милиции и общественной безопасности (впоследствии были арестованы и предстали перед судом: майор Собчинский, полковник Кузницкий (комендант воеводского управления милиции), майор Гвяздович и поручик Загурский. Гвяздович и Собчинский были оправданы судом). Сторонники этих версий считают, что провокаторам была выгодна дискредитация польской оппозиции, которой приписывалась организация погрома, а сам погром стал поводом для репрессий и усиления власти коммунистического правительства.[11]

19 июля 1946 года бывший главный военный прокурор Хенрик Холдер написал в письме заместителю командующего польской армией генералу Мариану Спыхальскому, что «мы знаем, что погром был не только по вине милиции и армии, которые несли охрану в городе Кельце и вокруг него, но и по вине члена правительства, принявшего в этом участие».[14]

В 2007 году бывший высокопоставленный офицер польской контрразведки и узник Освенцима Михал (Моше) Хенчинский опубликовал автобиографическую книгу «Одиннадцатая заповедь: не забывай» в которой приводит версию, что погром в Кельце был провокацией советской разведки. В подтверждение своей версии он пишет, что «за несколько дней до погрома в Кельце в качестве советника прибыл Михаил Александрович Демин, офицер советской разведки высокого ранга. Начальником польских органов безопасности города в дни погрома был майор Владислав Собчинский — польский коммунист, который до и во время войны был кадровым офицером советских спецслужб». По мнению Хенчинского, такая провокация могла послужить оправданием для усиления советского влияния в Польше.[15] Аналогичного мнения придерживаются Тадеуш Пиотровский[16], Абель Кайнер (Станислав Краевский)[17] и Ян Седжяновский[18].

Российские учёные и сотрудники ФСБ В. Г. Макаров[19] и В. С. Христофоров[20] считают эту версию недостоверной[15].

Расследования в XXI веке[править | править код]

В 1991—2004 гг. расследование келецкого погрома проводила Комиссия по расследованию преступлений против польского народа польского Института национальной памяти[21]. Комиссия (2004) установила «отсутствие доказательств заинтересованности советской стороны в провоцировании событий»[22].

Польский писатель Влодзимеж Калицкий по материалам диссертации Б. Шайнок, посвящённой реконструкции событий погрома, пишет о том[11], что реально можно рассматривать три версии:

  • Контролируемый НКВД заговор с участием польского руководства
  • Отсутствие заговора вообще
  • Присоединение сотрудников спецслужб к погрому, начавшемуся самопроизвольно, без политической провокации

По его мнению, наиболее реальной выглядит последняя версия.

По материалам архива ФСБ о погроме в Кельце в 2009 году были опубликованы переведенные на русский язык копии материалов официального следствия[23]. Однако, как сообщил 8 декабря 2009 года на лекции в Гарвардском университете доктор исторических наук Олег Будницкий[24], сами материалы по данному делу в архиве ФСБ до сих пор засекречены, и ему отказали в ознакомлении с оригиналами[10].

20 октября 2008 года келецкая газета «Эхо дня» опубликовала информацию одного из жителей города, пожелавшего сохранить анонимность, что 4 июля 1946 года во время погрома на Планты 7, солдаты в форме убили в Кельце ещё 7 евреев (в том числе как минимум одну женщину) по адресу ул. Петриковска, 72 и увезли их трупы на машине. Однако жители соседних домов об этом ничего не слышали. Прокурор Кшиштоф Фалькевич сказал, что сообщение будет проверено[25].

См. также[править | править код]

Литература[править | править код]

  • Jan Tomasz Gross. Fear: Anti-Semitism in Poland After Auschwitz. — New York, NY : Random House, 2006. - 320 p. ISBN 0-375-50924-0.

Ссылки[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Польша чтит память жертв келецкого погрома
  2. Выписки из культурной периодики
  3. 1 2 3 4 Катастрофа европейского еврейства. Часть 6, Иерусалим, 1995, с.251-253.
  4. Последний погром Европы. Александр Дымелин. - Шоа. Информационно-аналитический портал, 06.07.2006
  5. 1 2 Кахане Д. После потопа. Иерусалим. С.62.
  6. Anti-Jewish Riots in Poland (англ.) // Times. — 1946. — No. 4 июля. — P. 4.
  7. Engel D. Patterns Of Anti-Jewish Violence In Poland, 1944-1946 (англ.). — Jerusalem: Shoah Resource Center, The International School for Holocaust Studies, 1998. — P. 1.
  8. Williams, Anna The Kielce Pogrom. Проверено 11 ноября 2009. Архивировано 21 января 2012 года.
  9. Гутман И. Евреи в Польше после Второй мировой войны, Иерусалим, 1984, с. 31-35.
  10. 1 2 Гость из Москвы
  11. 1 2 3 4 Убить еврея
  12. Катастрофа европейского еврейства. Часть 6, Иерусалим, 1995, с. 222.
  13. Едвабно было только началом » Центральный Еврейский Ресурс SEM40.Израиль, Ближний восток, евреи
  14. По J. Śledzianowski, Wokół pogromu, стр. 80
  15. 1 2 Виктор Снитковский. Рокоссовский и евреи. Еврейский Мир. Газета русскоязычной Америки. 26 Мая 2009
  16. Tadeusz Piotrowski (sociologist). Postwar years // Poland's Holocaust. — McFarland & Company, 1997. — P. 136. — ISBN 0-7864-0371-3.
  17. Stanisław Krajewski. Jews and Communism // From The Polish Underground / Michael Bernhard, Henryk Szlajfer. — State College, Pennsylvania: en:Pennsylvania State University Press, 2004. — P. 380. — ISBN 0-271-02565-4.
  18. Jan Śledzianowski in Pytania nad pogromem kieleckim, p. 213 ISBN 83-7442-379-X  (польск.)
  19. Макаров Владимир Геннадиевич — кандидат философских наук, доцент, научный сотрудник Центрального архива ФСБ России. Авторы журнала «Россия XXI»
  20. Василий Степанович Христофоров, р. 13 мая 1954 года, доктор юридических наук, начальник Управления регистрации и архивных фондов (УРАФ) ФСБ России, генерал-майор, генерал-лейтенант
  21. Wokół pogromu kieleckiego, red. Łukasz Kamiński, Jan Żaryn. Instytut Pamięci Narodowej, Komisja Ścigania Zbrodni przeciwko Narodowi Polskiemu, tom 26. Warszawa, 2004. — 530 s.
  22. Jacek Żurek, «Śledztwo IPN w sprawie pogromu kieleckiego i jego materiały (1991—2004)» in Wokół pogromu kieleckiego, p. 136.
  23. Еврейский погром в Кельце 4 июля 1946 г. (По материалам архива ФСБ). Публикация, вступительная статья и комментарии В. Г. Макарова, В. С. Христофорова. — Архив еврейской истории (ежегодник), том 5. Гл. ред. О. В. Будницкий. Международный исследовательский центр российского и восточноевропейского еврейства. Издательство РОССПЭН (Российская политическая энциклопедия), 2009
  24. Олег Будницкий. Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН, преподаватель кафедры иудаики ИСАА МГУ, академический директор Международного исследовательского центра российского и восточноевропейского еврейства.
  25. ' Maciągowski M. Wstrząsająca tajemnica domu przy Piotrkowskiej (польск.) // Echo Dnia. — 20 października 2008.


Источник