Польское восстание (1863—1864)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Польское восстание 1863 года»)
Перейти к: навигация, поиск
Восстание 1863 года
Основной конфликт: Русско-польские войны
Wegrow.jpg
Бой под Венгровым
Дата

10 (22) января 186319 апреля (1 мая1864
(некоторые мелкие отряды до 12 (24) октября 1864)

Место

Российская империя (Царство Польское и Западный край без Подольской губернии)

Причина

Подавление восстания 1830 года

Итог

Подавление восстания

Противники
Командующие

Польское национальное правительство:

Литовский провинциальный комитет:

Комитет русских офицеров в Польше:

Командующие повстанческими формированиями:

Россия Александр II
Россия Константин Николаевич
Россия Михаил Муравьёв
Россия Фёдор Берг
Россия Николай Анненков

Силы сторон
  • ок. 6 тыс. чел. в боевых отрядах (январь 1863),
  • ок. 50 тыс. чел. в боевых отрядах (май 1863),
  • ок. 25 тыс. чел. в боевых отрядах (август 1863),
  • ок. 10 тыс. чел. в боевых отрядах (октябрь 1863),
  • ок. 3 тыс. чел. в боевых отрядах (февраль 1864)[1][2][3]
  • 60 тыс. солдат (январь 1863),
  • 90 тыс. солдат (март 1863),
  • 130 тыс. солдат (август 1863)
  • 180 тыс. солдат (октябрь 1863),
  • 220 тыс. солдат (осень 1864)
Потери

Русские данные:

  • не менее 30 тыс. погибших в боях,
  • более 15 тыс. пленных[4][5]

Польские данные:

  • ок. 20 тыс. погибших,
  • ок. 10 тыс. пленных

Русские данные:

В Царстве Польском:

  • Убито в бою: 506 чел.
  • Умерло от ран: 320 чел.
  • Умерло от болезней и по иным небоевым причинам: 2810 чел.
  • Итог: 3636 погибших
  • Ранено: 2169 чел.
  • Пленено: 151 чел.
  • Пропало без вести: 348 чел.
  • Перебежчиков: 206 чел.
  • Итог: 2874 чел.
  • Итого: 6510 чел.[4]

В Северо-Западном крае:

  • Убито в бою: 261 чел.
  • Умерло от ран: 24 чел.
  • Итог: 285 чел.
  • Ранено: 749 чел.
  • Пропало без вести или пленено: 121 чел.
  • Перебежчиков: 51 чел.
  • Итог: 921 чел.
  • Итого: 1206 чел.

В Юго-Западном крае:

  • Убито в бою: 96 чел.
  • Умерло от ран:13 чел.
  • Итог: 109 чел.
  • Ранено: 498 чел.
  • Пропало без вести или пленено: 71 чел.
  • Перебежчиков: 26 чел.
  • Итог: 595 чел.[6]
  • Итого: 704 чел.

Общие потери:

  • 4031 погибший,
  • 3416 раненых,
  • 438 пропавших без вести,
  • 254 пленных,
  • 283 перебежчиков,
  • Всего: 8311 чел.
Commons-logo.svg Аудио, фото, видео на Викискладе
⚙️ Русско-польские войны

По́льское восста́ние 1863—1864 годов, или Янва́рское восста́ние (польск. Powstanie styczniowe) — шляхетское восстание на землях бывшей Речи Посполитой, отошедших к Российской империи, а именно в Царстве Польском, Северо-Западном крае и на Волыни. Восстание было направлено на восстановление Речи Посполитой в границах 1772 года. Началось 10 (22) января 1863 года и продолжалось до 19 апреля (1 мая1864 года. Незначительные группы действовали до октября 1864 года, а последний полевой командир повстанцев генерал Станислав Бжуска был арестован лишь в апреле 1865 года. Окончилось поражением повстанцев и привело к активизации антипольской политики российских властей.

Содержание

Подготовка и начало восстания[править | править вики-текст]

Вооружённому восстанию 1863—1864 годов предшествовал довольно длинный подготовительный, или манифестационный период. Не прерывавшаяся с 1831 года деятельность польской эмиграции держала Царство Польское в постоянном напряжении, но жёсткий режим наместника князя И. Ф. Паскевича не допускал серьёзных осложнений. После его смерти, последовавшей в 1856 году, на короткое время наместниками становились князь М. Д. Горчаков, Н. О. Сухозанет, граф К. К. Ламберт, граф А. Н. Лидерс.

В 1861—1862 годах на территориях прежней Речи Посполитой, отошедших к России, усилились требования аграрных реформ, демократизации и независимости. Радикальные демократические и патриотические группировки (так называемые «красные») выступали за открытую вооружённую борьбу и готовили восстание. Начало подготовки к восстанию относят обычно к 1859 году, когда война Франции с Австрией подала полякам надежду, что после Италии Наполеон III захочет освободить и Польшу. Несомненно, однако, что первый приступ к организации восстания относится ещё к 1857 году, совпадая с основанием Сельскохозяйственного общества, возглавлявшегося графом Анджеем Замойским, и возвращением ссыльных поляков из Сибири по амнистии.

Польские «косиньеры» — партизаны, вооружённые косами

В конце 1862 года конспиративная организация, готовившая восстание, охватывала около 20—25 тысяч членов и планировала вооружённое восстание на весну 1863 года. С лета 1862 года заговором руководил Центральный национальный комитет (ЦНК, польск. Centralny Komitet Narodowy), основанный в октябре 1861 года под началом Ярослава Домбровского. В Литве и Белоруссии подготовкой восстания занимался Литовский провинциальный комитет, который возглавлял Константин Калиновский. Повсеместно организовались революционные кружки по системе троек, которые в совокупности должны были составить громадный и тесно сплочённый организм. Каждый рядовой член кружка знал только двоих участников и десятника, что значительно затрудняло раскрытие заговора.

Более умеренные группировки «белых» объединяли аристократию, помещиков, зажиточное мещанство. Программа «белых» отличалась от программы «красных» главным образом тем, что освобождение крестьян от крепостной зависимости предусматривало высокие компенсации, национально-освободительное восстание откладывалось на отдалённый срок.

Волнения[править | править вики-текст]

Начало волнений относится к периоду наместничества князя М. Д. Горчакова. Первой открытой манифестацией обычно считают состоявшиеся 10 июля 1860 года торжественные похороны вдовы генерала Ю. Совинского, погибшего при защите Варшавы во время восстания 1830—1831 годов. Сами похороны прошли спокойно, но после них польские студенты и городская беднота отправились на соседнее православное кладбище, где стали плевать на могилы и рвать посаженные там цветы[источник не указан 1585 дней].

Началась кампания против развлечений: в домах, где проводились балы, выбивали стекла, появлявшимся в дорогих нарядах женщинам мальчишки резали платья. С магазинов срывали вывески, написанные по-русски и на любом другом языке, кроме польского. Русские жители Варшавы были завалены письмами с угрозами.

Более значительны были манифестации в память годовщины первого восстания (17 ноября) и особенно годовщины Гроховского сражения (13 (25) февраля 1831). 15 (27) февраля 1861, во время очередной демонстрации, солдаты открыли огонь по толпе в результате чего были убиты пять манифестантов два землевладельца, ремесленник, рабочий и студент. Ещё около десяти человек получили ранения.

Сначала правительство надеялось водворить порядок примирительной политикой и реформами. В марте было распущено Сельскохозяйственное общество, которое стало центром сбора радикалов. 14 (26) марта вышел указ Александра II о восстановлении Государственного совета Царства Польского и учреждении органов самоуправления в Польше.

Русская армия в Варшаве во время военного положения. 1861

2 (14) октября 1861 новый наместник К. К. Ламберт, вступивший на этот пост после смерти Горчакова, объявил в Царстве Польском военное положение. Однако уже через два месяца Ламберт подал в отставку, после того как у него произошёл конфликт с генерал-губернатором Варшавы А. Д. Герштенцвейгом, в результате которого последний застрелился.

На должность наместника был назначен генерал А. Н. Лидерс. В июне 1862 года на него было совершено покушение. В то время как он прогуливался в парке, неизвестный выстрелил в него сзади из пистолета. Пуля пробила ему шею, челюсть и щеку, но Лидерс остался жив.

После этого наместником Царства Польского был назначен великий князь Константин Николаевич, человек, пользовавшийся доверием императора и либерально настроенный. Маркиз А. Велёпольский был назначен при нём начальником гражданской части в царстве и вице-председателем Государственного совета. Однако вскоре после приезда Константина Николаевича в Варшаву на него было совершено покушение. Портной-подмастерье Людовик Ярошинский выстрелил в него в упор из пистолета вечером 21 июня (3 июля1862, когда тот выходил из театра, однако великий князь отделался лёгким ранением.

Было два покушения и на Велёпольского (26 июля и 3 августа).

Рекрутский набор[править | править вики-текст]

Возглавлявший администрацию в Царстве Польском маркиз Александр Велёпольский знал о набиравших силу национально-освободительных и реформаторских движениях и, рассчитывая на союз с «белыми» и умиротворение общественности, провёл ряд либеральных реформ (замена барщины чиншем, равноправие евреев, преобразования в школе). С другой стороны, чтобы изолировать молодёжь и ликвидировать кадры повстанческой организации, он выступил инициатором рекрутского набора в январе 1863 года. С целью изолировать опасные элементы в списки рекрутируемых были включено 12 тысяч человек, подозреваемых в принадлежности к патриотическим организациям.

Начало восстания в Царстве Польском[править | править вики-текст]

Герб восстания 1863 г. — соединённые символы Польши, Литвы и Украины (Архангел Михаил)

Объявление рекрутского набора послужило сигналом к открытому восстанию, которое продолжалось 16 месяцев. Уклонившиеся от набора вышли из Варшавы и составили первые повстанческие отряды (всего около 30 штук, общим числом до 6.000 человек).[7]

Общее заведование восстанием приняло на себя так называемое временное национальное правительство, преобразовавшееся из Центрального народного комитета. В состав правительства вошли председатель Бобровский и члены Авейде, Майковский, ксёндз Микошевский и Яновский (первый состав). Правительство, возглавляемое Стефаном Бобровским, издало манифест и декреты, провозглашавшие крестьян собственниками их наделов при последующей компенсации помещикам за счёт государства и гарантировавшие безземельным участникам восстания небольшой земельный надел из национальных фондов.

Днём вооружённого восстания назначено было 10 (22) января. В этот день в разных местах отдельные отряды совершили вооружённые нападения на русские гарнизоны; всех нападений насчитывают около 25 (cамые крупные — в Плоцке, Кельцах, Лукове, Курове, местечках Ломазы и Россош). Вследствие плохого вооружения польских отрядов и разрозненности действий эти первые стычки были незначительными, и почти везде были отбиты регулярными войсками, однако в отдельных местах мятежники имели временный успех, захватив оружие, амуницию, деньги и продовольствие, всего: (67 ружей, 14 револьверов, 2 орудия, 2 обоза с едой и 75.000 рублей). Общие потери регулярных войск на всей территории охваченной восстанием в первые сутки боев оцениваются в 29 убитых и 63 раненых, кроме того, дезертировали, перешли на сторону мятежников и пропали без вести 92 военнослужащих регулярных войск среди них 18 офицеров в том числе один полковник. Мятежники же потеряли за тот же период времени 268 человек (большинство пленными).[8]

Уже на вторые сутки восстания регулярным войскам дано было приказание стянуться в важнейшие стратегические пункты; позже это распоряжение было отменено и начальникам отдельных отрядов предоставлено было поступать сообразно с местными условиями.

27 января (8 февраля1863 года в Петербурге была подписана Конвенция Альвенслебена — соглашение между Россией и Пруссией о взаимной помощи против польских повстанцев.

Кампании диктаторов[править | править вики-текст]

Кампания Людвика Мерославского 7 (19) февраля — 10 (22) февраля 1863[править | править вики-текст]

Людвик Мерославский был провозглашен диктатором Январского восстания

Людвик Мерославский, возведённый парижским центральным комитетом в звание диктатора, из Познани перешёл границу у Кшивосондза с секретарём Куржиной и 12 офицерами-наемниками различных наций. К ним присоединились 100 человек учащейся молодёжи из Варшавы и ближайшие мелкие отряды повстанцев, всего собралось около 500 человек.

7 (19) февраля эта группа столкнулась на опушке Крживосондзского леса с отрядом полковника Шильдер-Шульднера (3,5 роты, 60 казаков и 50 чел. пограничной стражи), легко рассеявшим этот отряд повстанцев. Мерославский с остатками отряда ушёл и 8 (20) февраля соединился с Меленецким в деревне Троячек. Группа заняла опушку леса у Троячека, где и была окончательно разбита 9 (21) февраля Шильдер-Шульднером. 10 (22) февраля 1863 года Мерославский бежал в Париж.

Кампания Мариана Лангевича 10 (22) января — 7 (19) марта 1863 года[править | править вики-текст]

Между тем в это время приобрёл известность Мариан Лангевич.

Увидев недостатки своей повстанческой группы, после поражения у Шидловца, он решил заняться её реорганизацией и потому ушёл в Вонхоцк в густой лес, где за короткий срок собрал и организовал отряд числом до 2500 человек с несколькими пушками.

20 января (1 февраля) 1863 года из Радома выступил против Лангевича отряд регулярных войск генерал-майора Михаила Марка. На рассвете 22 января (3 февраля) он без боя занял Вонхоцк, откуда Лангевич днём ранее начал отступление в Свентокшиские горы предварительно разделив свой отряд на 2 группы. Отряд регулярных войск Марка, потеряв их следы, вернулся 24 января (5 февраля) в Радом.

Тем временем часть отряда Лангевича в 1500 человек, под командованием полковника Чаховского, ушли к подножью гор и стали лагерем у деревни Слупя-Нова. Лангевич же с оставшейся 1000 повстанцев поднялся на Лысую гору, и занял монастырь Святого Креста.

Тем временем 30 января (11 февраля) из Клеце против Лангевича выступил отряд полковника Ченгерого, и после тяжёлого 40-километрового ночного перехода 31 января атаковал и практически разбил его. Однако благодаря умелой тактике Лангевичу с большей частью отряда все же удалось 1 (13) февраля 1863 года начать успешное отступление на юг к Сташуву с целью пополнить отряд добровольцами и провизией. Отряд Лангевича без боя занял местечко 3 (15) февраля 1863 года.

Затем, разгромив под Сташувум посланный ему на перехват отряд регулярных войск майора Загряжского, однако не найдя значительной поддержки в Сандомирском уезде, утром 6 (18) февраля Лангевич начал отвод своего соединения на северо-запад к Малогощу. На пути, по приказу Национального правительства к нему присоединялись более мелкие отряды Франковского, Куровского, Ковна и некоторые другие.

Эти силы достигли Малогоща 10 (22) февраля, там к ним присоединился самый многочисленный до этого независимый отряд Антония Езёранского. Таким образом силы Лангевича вновь возросли до 3 тысяч человек. В результате последовавшего 12(24) февраля боя под Малогощем совместной атакой сводной группы регулярных войск отряд Лангевича был практический разбит, потеряв более 1.100 человек (большей частью ранеными и пленными).

На следующий день остатки сил Лангевича начали экстренное отступление на юг, в Малопольское воеводство, чтобы уйти в Австрийскую Галицию за пополнением.

19 февраля (3 марта) конный авангард из отряда Лангевича без боя занял замок «Пескова Скала» принадлежащий графу Мышковскому. Однако уже 20 февраля (4 марта) повстанцы были выбиты и оттуда отрядом регулярных войск под командованием генерала Шаховского. Однако из-за непредусмотрительности последнего, восставшим вновь успешно удалось уйти на 4 км юго-восточнее к местечку Скала, на окраинном кладбище которого ими был разгромлен отряд регулярных войск майора Штонзенвальда.

В результате этого удачного манёвра, повстанцам удалось вырваться из окружения, и уйти юго-восточнее в Меховский уезд, где они расположили свой лагерь у села Гоща, всего в 9 километрах от австрийской границы.

Там, благодаря бездействию регулярных войск, повстанцам удалось получить значительное пополнение, состоящее из добровольцев из близлежащих деревень и Галиции. В итоге к началу марта они располагали более чем 3000 личного состава и несколькими орудиями.

26 февраля (10 марта) Лангевич провозгласил себя диктатором восстания.

На следующий день он назначил командующим своими «вооруженными силами» повстанческого полковника Антония Езёранского, присвоив ему звание генералa. Однако Езёранский выступил против диктатуры Лангевича, и в результате возникшего между ними конфликта, увёл свой отряд из нескольких сотен восставших в Австрийскую империю, ослабив силы Лангевича.

Утром 28 февраля (12 марта) Лангевич получил донесение от местных жителей о том, что регулярные войска собираются атаковать его лагерь в Гоще, в результате чего в ночь на 1 (13 марта) повстанцы по его приказу оставили Гощу и выступили на север, намереваясь вторгнуться в Келецкий или Стопницкий уезд (ныне Калецкий и Бусийский повяты Свентокшиское воеводство, Польша).

В ответ на это, из Кельце 4 (16) марта выступил отряд полковника Ченгерого (4 роты пехоты, 2 эскадрона драгун, полсотни казаков, 4 орудия), всего около 1000 человек. Следуя сперва наперерез, а потом по пятам противника, Ченгеры днём 5 (17) марта нагнал арьергардную колонну польских повстанцев, уходивших с несколькими обозами из деревни Хробж. После неудачной попытки навязать восставшим сражение, повстанцам удалось прорваться к основным силам Лангевича, которые концентрировались в густом лесу к северо-западу от местечка Буско-Здруй, что и привело на следующий день к сражению под Гроховиско в котором регулярные войска действовали не слаженно и позволили повстанцам Лангевича уйти от преследования к деревне Велич.

На рассвете 7 (19) марта, они отступили к Вислице, переправилась через реку Нида и сожгли за собой мост.

Большая часть повстанцев (около 2.000), успела в Опатовце уйти за Вислу, вместе с ними был и Лангевич, который уже 8 (20) марта 1863 был арестован австрийцами прекратив собственную компанию.

Вторая часть мятежников из отряда Лангевича, общим числом до 850 человек, возглавляемая повстанческим генералом Юзефом Смичевским 7 (19 марта) 1863 года, двинулась вдоль реки, через местечки Кошице и Нове-Бржеско, к сухопутной границе с Австрийской империей. К утру 8 (20) марта 1863 года регулярным войскам практический удалось нагнать мятежников у деревни Иголомь.

Позже, в тот же день Смичевскому доложили о приближении регулярных войск к Иголоми. Тогда он приказал большей части мятежников двигаться к селу Чернихуву и в том месте переходить границу. В Иголоми, для прикрытия, осталось всего около 50 мятежников под командованием капитана повстанческих войск Станислава Вержбинского занявших оборону в деревне. В ходе последовавшего 9 (21) марта 1863 год штурма деревни мятежникам Вержбицкого ценой своей жизни удалось почти на пол дня задержать отряд регулярных войск в результате чего в Австрийскую империю удалось уйти почти 800 мятежникам.

Перемены во Временном национальном правительстве[править | править вики-текст]

После бегства Мариана Лангевича, высшее наблюдение за действиями отдельных отрядов снова перешло к временному национальному правительству в новом составе: Оскар Авейде (администрация и секретариат), Кароль Рупрехт (финансы), Агатон Гиллер, Эдвард Сивинский (пресса) и Юзеф Каетан Яновский (военная часть). Новый жонд народовы, испросив благословение Папы, установил контроль в сборе и расходовании пожертвований, позаботился о выдаче повстанцам хорошего вооружения и одежды. Восстание приняло форму партизанской войны; отдельные отряды имели несколько успешных стычек с русскими войсками. В то же время жонд издал декрет о наделе крестьян землёй и назначил князя Владислава Чарторыйского главным своим заграничным агентом (отдельные агентуры существовали во всех важнейших европейских городах). Вскоре после прибытия в Варшаву графа Берга (24 марта) жонд снова переформировался, причём от старого состава остались Авейде и Яновский, а вновь вошли Маевский (администрация и финансы), Голембергский (военные дела и заграничные сношения) и Кржеминский (пресса). Этот состав организовал департаменты для заведования определёнными отраслями дел, учредил поверочную комиссию по раскладке податей, завёл народовую стражу и т. д. Была также мысль организовать хотя бы небольшой флот, чтобы заставить европейские державы, по одному из принципов международного права, признать Польшу воюющей стороной; но после одной неудачной попытки эта мысль была оставлена.

Кампании официальных повстанческих командиров[править | править вики-текст]

Партизанская война[править | править вики-текст]

Между тем, начали появляться во множестве новые повстанческие отряды, а старые не переставали пополняться, восстание охватывало новые районы, в повстанческих отрядах устанавливалась правильная военная организация. Было восстановлено военное положение, отменённое в конце 1862 года. Царство Польское было разделено на военные отделы: Плоцкий (г.-л. Семека), Люблинский (г.-л. Хрущов), Радомский (г.-л. Ушаков), Калишский (г.-л. Бруннер), Варшавский, и для охраны сообщений особые отделы Варшавско-Венской, Варшавско-Бромбергской и Варшавско-Петербургской железных дорог. Начальникам отделов было предоставлено право судить захваченных с оружием в руках полевым военным судом и приводить в исполнение смертные приговоры. Войскам было приказано сосредоточиться в самостоятельные отряды из всех родов войск и выслать подвижные колонны для уничтожения и рассеяния мятежных соединений. Отряды стянулись к 20 января, но эта мера оказалась неудачной; оставили много уездных городов и фабричных центров без войск, а меж тем в них развилась сильная пропаганда, на заводах прекратили работу и стали выделывать оружие и формировать отряды.

Пик общей численности личного состава повстанческих отрядов был достигнут в мае 1863 года, и составлял около 50.000 человек. В конце августа 1863 года в повстанческих отрядах сражались уже лишь около 25.000 человек. В ноябре 1863 общая численность повстанцев упала до 10.000 человек, а в феврале 1864 в повстанческих отрядах в общей сумме сражалось уже лишь около 3.000 человек.[9][10][11]

Количество русских войск в крае наоборот увеличилось за время восстания более чем в 3,5 раза с 60 000 в январе 1863 года до 220 000 к осени 1864 года.

Разгар военных действий приходится на лето 1863 год. Отдельных столкновений, по официальным донесениям, было в 1863 году — 547, в 1864 — 84, всего 631. Несмотря на отдельные неудачи (например бой под Жиржином), общий перевес остался на стороне русских регулярных войск, так как все победы повстанцев имели лишь тактический или временный локально-стратегический характер (например Бой в Сосновце).

Кампания Леона Франковского 10 (22) января — 27 января (8 февраля) 1863 года.[править | править вики-текст]

Леон Франковский самый молодой из официальных повстанческих командиров восстания. Его отряд насчитывал около 100 человек, и действовал сначала в Люблинском, а затем в Свентокшиском воеводстве.

С осени 1862 года комиссар Люблинского воеводства.

В самом начале восстания, он организовал отряд студентов из Пулав (числом не более 100 человек) и стал командиром этого отряда. (11) 23 января взял Казимеж-Дольны и (12) 24 января разгромил русский отряд при Курове. (27 января) 8 февраля его отряд был полностью уничтожен при Слупче (недалеко от Сандомежа) сам Франковский был ранен и пленён в этой битве.

Приговорён к смертной казни через повешение. Казнен в Люблине 4 (16) апреля 1863 года.

Кампания Аполинария Куровского 10 (22) января — 11 (23) февраля 1863 года[править | править вики-текст]

Отряд повстанческого полковника Аполинария Куровского насчитывал от 200 до 2.500 человек и действовал в районе Калецкого и части Малопольского воеводства.

В ночь с 22 на 23 января 1863 года Аполинарий Куровский, во главе отряда из 200 плохо вооруженных мятежников занял Карчувский монастырь в Свентокшиских горах. Однако узнав о значительной концентрации регулярных войск в Кельце был вынужден отказаться от нападения на местечко в связи с недостатком сил и оружия в отряде. После чего Куровский распустил часть отряда, а с теми кто пожелал остаться в том числе со своим заместителем Войцехом Бехоньским двинулся на юг. 13 (25) января 1863 года Куровский во главе отряда из нескольких десятков мятежников соединяется с отрядом мятежников под руководствам Игнатия Доборского. Совместно они приняли решение создать в лесах окрестных городу Ойцув лагерь для сбора людских и материальных ресурсов.

15 (27 января) мятежниками Куровского без боя занят город Енджеюв, однако уже 18 (30) января 1863 года местечко пришлось оставить в связи с приближением значительных сил регулярных войск. Отряд Куровского 26 января (7 февраля) с боем занимает Сосновец, где повстанцами было захвачено 40 лошадей, более 100 единиц огнестрельного оружия и 97.000 рублей, которые немедленно были переданы Национальному правительству. А уже 28 января (9 февраля) 1863 года отряд Куровского без боя занимает Ойцув, где создает пункт для сбора людских и материальных ресурсов. К середине февраля, благодаря бездействию регулярных войск в регионе, отряд Куровского возрастает до 2.500 человек. 4 (16) февраля мятежники Куровского заняли Скалу. После чего Куровский, узнав о том, что в Мехуве находятся всего две роты регулярных войск из состава Смоленского полка под командованием майора Нелепина. Так как местный воевода князь Багратион с остальными войсками выступил 2 (14) февраля наперерез отряду генерала Мариана Лангевича, решил занять город.

Однако из-за непредусмотрительности Куровского уже 5 (17) февраля 1863 его отряд терпит серьезное поражение под Мехувум.

Потеряв из 2500 около 300 убитыми, ранеными и пленными. После чего мятежники Куровского начали поспешное отступление. Однако из-за этой фатальной ошибки, мятежникам Куровского не удалось сохранить контроль и над Ойцувом. Оставленный там арьергард из 400 мятежников под командованием полковника Юзефа Смичевского, услышав о поражении уже 6 (18) февраля начал отступление из города. Однако им не удалось далеко уйти от регулярных войск, в результате чего уже 8 (20) февраля 1863 года мятежники Смичевского терпят поражение под Жарновцем.

В результате полной неорганизованности отступления и ряда допущенных Куровским ошибок, всего около 600 мятежникам удалось уйти от преследования регулярных войск вместе со своим командиром.

Занявшие Ойцув регулярные войска захватили многих мятежников в плен, кроме того ими были захвачены документы и списки личного состава отряда Куровского, несколько обозов с едой и почти все огнестрельное оружие повстанцев.

За эту фатальную ошибку, Аполинарий Куровский 11 (23) февраля 1863 был снят с должности командующего и обязан был явиться в Краков на заседание революционного суда.[12]

Кампания Владислава Чичорского и Зыгмунта Подалевского 10 (22) января — 10 (22) апреля 1863 года[править | править вики-текст]

10 (22) января 1863 года Владислав Чичорский получив звание полковника повстанческих войск, после чего Чичорский во главе отряда в основном состоящего из представителей малоземельной шляхты и насчитывавшего около 50 человек, без боя занял местечко Высоке-Мазовецке, затем получив пополнение добровольцами, уже 12 (24) января его отряд занял Тыкоцин.

После чего 15 (27) января отрядом Владислава Чичорского занят железнодорожный вокзал в Чижеве, однако попытка овладеть всем местечком была для Чичорского неудачной и уже 16 (28) января он с потерями оставил железнодорожный вокзал. Уже 17 (29) января, однако мятежники Чичорского заняли местечко Цехановец, где получили значительное пополнение людьми и боеприпасами, а численность отряда увеличилась до 800 человек. Мятежники оставили местечко уже 21 января (2 февраля) 1863 под натиском регулярных войск. После чего отряд Чичорского по приказу Национального правительства пошел на соединение с отрядом Романа Рогинского и занял Семятичи уже 23 января (4 февраля) 1863 года.

Однако после ожесточенных боев за город с регулярными войсками уже вечером 26 января (7 февраля) Чичорский с остатками своего отряда отступил в Белую пущу, где стал лагерем. Там однако 15 (27) февраля 1863 года его отряд был атакован регулярными войсками у деревни Пшетич, там отряд Чичорского вновь понес значительные потери и был вынужден отступить на следующий день в направлении Пултуска преследуемый много превосходящими силами регулярных войск.

Там, уже 18 февраля (2 марта) 1863 года Владислав Чичорский передал командование отрядом Зыгмунту Падалевскому, а сам остался в отряде в качестве рядового бойца, участвуя в боестолкновениях с регулярными войсками под Домбровами 24 февраля (8 марта), Мышковицами 25 февраля (9 марта) и Хожелем 3 (15) марта 1863 года.[13] Однако уже 9 (21) марта 1863 года, отряд был практический разбит регулярными войсками у местечка Радзанов. После чего Чичорский бежал в Пруссию.

Падалевский же попытался отвести остатки отряда на юго-запад к и ещё около месяца ему удавалось скрываться от преследования регулярных войск, ввязываясь в незначительные стычки с ними и совершая диверсии. Однако Падалевский рассчитывал на поддержку мятежа местным населением, однако эти надежды оказались тщетными. Тогда он решил вести свой отряд, которому по прежнему катастрофический не хватало оружия и людских резервов к Прусской границе, так как получил дезинформацию о том, что в районе деревни Божемин со стороны Пруссии границу должен перейти значительный отряд мятежников с большим количеством оружия, боеприпасов и продовольствия.

В итоге утром 9 (21) апреля 1863 года Падалевский в сопровождении четырёх бойцов своего отряда из личной охраны на лошадях выехали из Масловки по направлению к Божеминам. В ночь на 10 (22) апреля они в указанном месте встречи наткнулись на казачий патруль. Падалевский пытался откупиться от казаков предлагая им взятку сначала в 100 а потом и в 500 рублей, но получил отказ. Найдя при обыске повозки документы за печатью Национального правительства и белую конфедератку, которую Падлевский собирался надеть при встрече с несуществуюзим повстанческим отрядом, патруль задержал путников и препроводил их в Липно. После ряда допросов Зыгмунт Падалевский был приговорен к смертной казни через повешение и казнен 3 (15) мая 1863 года.[14]

Кампания Игнатия Мыстковского и Кароля Фруче 11 (23) января — 11 (23) мая 1863[править | править вики-текст]

Отряд Игнатия Мыстковского насчитывал в разные периоды от 50 до 1.200 человек, и действовал в центральной части Мазовецкого воеводства. Назначенный в Варшаве в начале восстания майором повстанческих сил, Мыстковский, днем 11 (23) января 1863 года с отрядом из 50 сподвижников прибыл на поезде в местечко Малкинья-Гора. Проведя в селении 2 дня и проведя значительную агитацию среди местной молодежи ему удалось увеличить численность своего отряда до 200 человек. После чего 13 (25) января отряд Мыстковского прибыл в Чижев, однако практический сразу мятежники покинули его и отправились в Белую пущу, которая задумывалась ими как место концентрации сил и средств. Расположив там свой лагерь, повстанцы в течение нескольких дней получили подкрепление состоящее из добровольцев общим числом до 70 человек.

Тем временем регулярные войска узнав о концентрации мятежников в Белой пуще и об угрозе диверсий на Петербурго-Варшавской железной дороге, боясь быть отрезанными от снабжения отправили значительные силы в регион, которые были расквартированы в Пултуске. Однако точное местоположение лагеря мятежников, долго не удавалось определить из-за труднопроходимой местности. Тем временем 16 (28) февраля 1863 года отряд Мыстковского впервые вступил в бой с регулярными войсками, атаковав незначительную русскую охрану патрулирующую железнодорожный мост через Буг. После уничтожения охраны, мятежникам удалось разрушить железнодорожное полотно, однако на подрыв самого моста у мятежников не хватило взрывчатых веществ.

В ночь с 22 на 23 апреля (4 на 5 мая) 1863 года отряду Мыстковского удалось организовать удачную засаду под Стоком и разгромить русский гусарский эскадрон, захватив много амуниции и лошадей. За это победу Национальное правительство присвоило Игнатию Мысковскому звание подполковника повстанческой армии. Затем, 25 апреля (7 мая) девяти сотням повстанцам из его отряда удалось соединиться с 300 восставшими из отряда Поликарпа Домбровского (брата Ярослава Домбровского) в итоге, повстанческое соединение достигло максимальной численности в 1.200 человек.

Затем отряд направился вдоль железной дороги на северо-запад. 27 апреля (9 мая) 1863 года 35 повстанцев из его отряда под командованием Кароля Фруче успешно захватили русский обоз с амуницией в районе деревни Ласковица перебив всех сопровождающих его солдат регулярных войск.

1(13) мая 1863 года, у населённого пункта Кетлянка, отряд Мыстковского попытался организовать засаду на поезд перевозивший 360 солдат гренадерского полка под командованием генерал-майора Николая Толла, и большее количество оружия на железнодорожную станцию «Малкиньня». Однако местный путевой обходчик Суходольский, ранее заметивший приближение отряда, за денежное вознаграждение, рассказал о готовящейся засаде русским таможенникам на станции.

В результате чего, поезд затормозил на несколько десятков метров раньше и сами атакующие оказались в засаде. В завязавшейся перестрелке были убиты 40 повстанцев, включая Игнатия Мыстковского, ещё 25 были ранены, или взяты в плен. Остальные, поняв что поражение неизбежно, начали разбегаться в разных направлениях, некоторые укрылись в лесах и окрестных деревнях, остальных же собрал на следующий день единственный оставшийся в живых офицер из отряда Кароль Фруче, который назначил себя новым командиром отряда, и увёл остатки соединения за Буг, к деревне Доугосядло, где они встали лагерем в лесу. Отряду удалось организовать ряд незначительных диверсий против регулярных войск.

Однако уже 11 (23) мая 1863 года их лагерь у деревни Ляска подвергся внезапной атаке русских войск. В ожесточённом бою почти все восставшие погибли либо были взяты в плен. Горстке оставшихся в живых, удалось вырваться с поля боя и унеся с собой на носилках тяжело раненного Фруче, переместиться к деревне Порэда, где Фруче умер от тяжёлых ранений на следующий день. Оставшиеся в живых повстанцы распустили отряд.[15]

Кампания Антония Езёранского 11 (23) января — 20 мая (1 июня) 1863[править | править вики-текст]

Отряд полковника, затем генерала Антония Езёранского (двоюродного брата Яна Езёранского), насчитывал в разные периоды от 375 до 820 человек. Действовал сначала в районе Равского воеводства (ныне часть Лодзинского воеводства), затем был частью отряда Лангевича, действуя в районе Малопольского воеводства, затем после бегства Лангевича и переформирования, действовал в Люблинском и Прикарпатском воеводстве.

23 января, присягнул на верность Национальному правительству. Назначен командующим всеми повстанческими соединениями в районе Равского воеводства (ныне часть Лодзинского воеводства). Единственный из повстанческих командиров хотя бы частично справившийся с первоначально поставленной задачей — создать опорный пункт для сбора и накопления людских и материальных ресурсов.

Собрав в свой отряд около 375 человек, он соединился с отрядом братьев Александра и Франтишека Соколовских и 4 февраля 1863 года на некоторое время получил контроль над частью Равы-Мазовецкой. Однако полностью занять город не удалось, так как Езёранский, вовремя получив информацию о приближении значительного числа регулярных войск, ограничившись освобождением политических заключённых из местной тюрьмы, и захватом оружия на складах местного гарнизона, приказал в спешке оставить местечко.

После битвы, повстанцы из отряда Езёранского ушли на юг. Вскоре, он получил приказ двигаться на соединение с отрядом генерала Мариана Лангевича. По пути Езёранский объединил под своим командованием нескольких более мелких повстанческих отрядов и вступил в ряд незначительных стычек с мелкими отрядами регулярных войск. Наконец 10 (22) февраля 1863 года отряды Езёранского соединились с отрядами Лангевича. Однако спустя 2 дня объединённые отряды потерпев от регулярных войск поражение под Малогощем, были вынуждены в спешке начать отступление на юг в Малопольское воеводство.

Его отряд участвовал в бою у Песковой Скалы 20 февраля (5 марта) 1863 года, а на следующий день в бою под Скалой. После чего вместе с Лангевичем ушёл в в Меховский уезд и расположил свой отряд у села Гоща. Однако после того, как Лангевич 26 февраля (10 марта) провозгласил себя диктатором восстания и назначил Езёранского генералом, у него с Лангевичем возник конфликт. Так как Езёранский выступил против диктатуры Лангевича и в знак протеста в ночь с 27 на 28 февраля (с 11 на 12 марта) 1863 года увёл свой отряд на территорию Австрийской империи.

После бегства Лангевича, Антоний Езёранский назначенный главнокомандующим всеми повстанческими силами в Люблинском воеводстве, в апреле 1863 года вернулся в зону боевых действий с отрядом из 800 хорошо обученных и вооружённых повстанцев.

1 мая (19 апреля) и 6 мая (24 апреля) выиграл два сражения с регулярными войсками под Кобылянкой. Однако значительные потери его подразделения, и поражение у Хуты-Кшешовской 29 апреля (11 мая) 1863 года, заставили его вновь направится в Галицию. В середине мая 1863 он вновь увёл остатки своего отряда на территорию Австрии, где распустил его (20 мая) 1 июня 1863 года, так как по собственным словам «не увидел смысла в собственных тактических победах», и перестал видеть толк в продолжении вооружённой борьбы. В тот же день был обвинён ПНП в предательстве, «намеренном пораженчестве», и снят со всех постов и лишён всех званий и должностей. Арестован австрийцами в 1864 году.

Кампания Марцина Бореловского 10 (22) января — 25 августа (6 сентября) 1863 года[править | править вики-текст]

Отряд повстанческого полковника Марцина Бореловского насчитывал в разные периоды от 150 до 700 человек. Действовал он Люблинском и Подляском воеводствах. С началом восстания, в январе 1863 года Марцин Бореловский присягнул на верность созданному Польскому национальному правительству, которым был произведён в полковники, и назначен командующим всеми повстанческими силами в Люблинском и Подляском воеводствах. Объединил под своим началом около 300 человек. Его отряд получил звучное название «бригада Бореловского».

Повстанцы Бореловского 10 (22) марта 1863 года перебили незначительную охрану, и сожгли несколько правительственных складов с продавольствием, недалеко от Хрубешува. В ответ на это, тем же вечером из Замойской крепости вышел крупный отряд регулярных войск численностью в 7 рот пехоты и 150 казаков, под командованием майора Якова Огалина с целью разогнать мятежное соединение.

Это привело к сражению 12 (24 марта) 1863 года под Краснобрудом. Однако из-за невыгодных для восставших условий рельефа и битвы, бригада Бореловского потеряв из 300 человек около 60 ранеными и убитыми была вынуждена отступать.

В следующий раз 4 (16 апреля) его бригада столкнувшись с регулярными войсками в бою под Боровыми Млынами завершила её ничьёй.

После ничьей под Боровыми Млынами отряд полковника Марцина Бореловского был вынужден временно отступить на территорию Австрии, однако через некоторое время вернулся на территорию Люблинщины, укомплектованный вооружением и новобранцами.

Однако из-за недостатка живой силы и боевого опыта, Бореловский опасался ввязываться в крупные сражения, ограничившись партизанскими вылазками, и боестолкновениями с незначительными отрядами противника. Наиболее крупным из которых был бой у села Юзефув 12 (24) апреля 1863 год, в котором повстанцы потеряли 13 человек убитыми, в том числе и знаменитого польского поэта Мечислава Романовского, который сражался в отряде Бореловского.

16 (28) апреля 1863 года отряд Бореловского соединился с отрядом капитана повстанческих войск Сигизмунда Кусковского и их общие силы стали насчитывать 180 человек. Этот немногочисленный отряд провёл ряд рейдов, и диверсий против регулярных войск и вновь обратил на себя внимание. Против Бореловского и Кусковского был направлен отряд русских войск, который нагнал уходящих от преследования повстанцев в окрестностях деревни Хруслина.

Однако, повстанческая бригада вновь разгромила регулярные войска под Хруслиной, потеряв при этом из 180 человек, 22 убитыми.

Летом 1863 года по приказу национального правительства, вместе со своей бригадой перешёл австрийскую границу, чтобы пополнить наличные силы. В итоге к августу 1863 года бригада Бореловского насчитывала около 700 человек личного состава.

В середине августа 1863 года получил приказ возвращаться в зону, охваченную восстанием. В ночь 13 на 14 (25 на 26) августа получил незамедлительный приказ национального правительства выдвинуться на помощь разбитому 12 (24 августа) в бою под Файлавицами отряду Михала Гейденрейха. Соединившись по пути с отрядом Каятана Тешковского и отрядом венгерских конных добровольцев из 30 человек, под командованием Эдуарда Нярого, Бореловскому удалось объединить под своим командованием около 1.230 человек, и нанести 22 августа (3 сентября) отряду регулярных войск, высланному для ликвидации этого соединения сокрушительное поражение под Панасовкой.

После сражения Тешковский и Бореловский, однако, вновь разъединились. Тешковский со своим отрядом отошёл на северо-запад, а Бореловский на юг, в направлении Горая.

Во время отдыха в Отроче его бригада была атакована отрядом казаков, Бореловский вынужден отойти ещё южнее, в направлении на Батож, где уже 25 августа (6 сентября) 1863 года весь его отряд был полностью разбит, попав в засаду регулярных войск на Совиной Горе.

В ожесточённой перестрелке был убит и сам Марцин Бореловский.

Кампания Эдмунда Тачановского 5 (17) апреля — 17 (29) августа 1863[править | править вики-текст]

Повстанческое соединение бригадного генерала Эдмунда Тачановского, насчитывало в разные периоды от 1200 до 2000 человек. Действовало изначально в Великопольском воеводстве, затем в Лодзинском воеводстве.

Эдмунд Тачановский присоединился к восстанию лишь в конце марта 1863 года, прибыв с территории Великой Польши, находившейся под управлением Прусского Королевства. По прибытии сразу получил звание полковника и с 5 (17 апреля) 1863 года командовал крупным повстанческим соединением. Его отряд действовал в Великопольском воеводстве и 17 (29 апреля) 1863 года нанёс поражение русский войскам в битве под Пыздрами. Через неделю 24 апреля (6 мая) его отряды без боя заняли городок Коло, однако уже 26 апреля (8 мая) 1863 Тачановский был наголову разбит под Игнацево, и вынужденно, с остатками отряда отступил в Лодзинское воеводство, где начал собирать новые силы.

В конце мая 1863 года Национальное правительство присвоило Эдмунду Тачановскому звание бригадного генерала, и назначило командующим всеми повстанческими соединениями в Калишком (ныне территория разделена между Великопольским, Нижнесилезским и Лодзинским воеводствами), и Мазовецком воеводствах.

За лето вновь собрав значительные силы численностью до 1500 человек, в основном состоящие из местных крестьян и мелких шляхтичей безуспешно попытался занять Злочев 8 (20 августа) 1863 года, после чего ненадолго отступил к местечку Немиров, а затем к Сендзиевицам, где 14 (26 августа) перебил гусарский эскадрон высланный для ликвидации его отряда.

После поражения русского эскадрона, против Тачановского были высланы значительные силы регулярных войск, которые и привели к повторному разгрому его отряда в сражении под Крушиной 16 (28) августа — 17 (29) августа 1863 года.

Вскоре после этого (сентябрь 1863) по поручению ПНП выехал сначала во Францию а затем в Турцию для установления связей с польскими диаспорами за рубежом, и привлечения добровольцев.

Кампания Михала Гейденрейха 12 (24) июля — 13 (25) декабря 1863[править | править вики-текст]

Отряд Генерал-полковника Михала Гейденрейха насчитывал от 1.500 до 2.000 человек и действовал в районе Подлясского и Люблинского воеводства.

Гейденрейх присоединился к восстанию лишь летом 1863 года. 12 (24) июля того же года потерпел поражение при Каниволе, но 23 июля (4 августа) одержал победу при Хруслине и 27 июля (8 августа) — в бою под Жиржином, после чего был произведён в генерал-полковники. Разбитый наголову при Файславицах 12 (24) августа, ушёл на юг. Окончательно разбитый при Порыцке 19 октября (1 ноября) и при Коцке 13 (25) декабря 1863 года, бежал за границу.

Восстание в Юго-Западном крае[править | править вики-текст]

В Юго-Западном крае в конце апреля появились группы повстанцев в Волынской губернии, перешедшие из Галиции, а затем в Киевской губернии, особенно в Васильковском уезде, в имении графов Браницких. Чешский историк и политический деятель Франтишек Палацкий писал об этом так:

Те малороссы, которые, может быть, теперь вместе с поляками сражаются против русских, воюют не под знаменами малороссийскими за политическую самостоятельность Малой Руси, но, как и поляки, за восстановление старой Польши.

— Narod. С. 44, 5 итога[уточните ссылку (уже 257 дней)]

В Подольской губернии восстания не было, главным образом вследствие её безлесья. В Киевском округе было русских войск до 45 тысяч. Этого оказалось не только достаточным для подавления восстания в пределах округа, но даже для помощи в сопредельных частях Люблинской и Гродненской губерний. Закарпатские русины приняли деятельное участие в разгроме повстанческих отрядов.

Кампания Эдмунда Ружицкого 25 апреля (7 мая) — 7 (19) июня 1863 года[править | править вики-текст]

25 апреля (7) мая 1863 года Национальное правительство назначило Эдмунда Ружицкого командующим повстанческими силами на Галиции и Волыни. Чтоб увеличить собственную поддержу среди крестьянства Национальное правительство выдало так называемую «золотую грамоту», по которой всем крестьянам за участие в восстании на стороне поляков обещались усадьбы и земельные наделы тех магнатов, которые не поддержат восстание. Однако и это несильно увеличило поддержку восставших. Согласно сообщениям русского правительства, за неделю во всем Юго-Западном крае, было сожжено или разграблено, всего 20 магнатских усадеб, почти все их хозяева убиты местными крестьянами, которые затем перешли к повстанцам.

В итоге к 30 апреля (12 мая) 1863 года общие силы находящиеся под командованием полковника Ружицкого насчитывали всего 850 человек. А общее число повстанцев на всей Правобережной Украине едва ли превышало 1500 человек. Им противостояла группировка регулярных войск общим числом в 45 000 солдат и офицеров.[16][17]

В течение 9—12 мая (27—30 апреля) 1863 год отрядом Эдмунда Ружицкого без боя были заняты такие местечки как Любар (9 мая) и Полонное (12 мая), где повстанцы остановились ожидая прихода подкрепления с территории Австрийской империи, которое однако не пришло. Позже уже в эмиграции Ружицкий назвал эти события «последним победным маршем». 4 (16) — 5 (17) мая 1863 года Ружицкий потерпел поражение под Мирополем, которое заставило Ружицкого с остатками отряда отступить 7(19) мая 1863 года на север к Новоград-Волынскому.

Где ему удалось разгромить посланный на его перехват русский отряд, пленив при этом 39 человек, которые затем были отпущены.

8 (20 мая) у деревни Шаскивицы к нему присоединилось около 60 человек. С которыми он 10 (22 мая) попытался занять город Хмельник, однако из-за недостатка сил, понеся потери был вынужден отойти на северо-запад. В итоге с большим трудом одержав победу под Салихой 14 (26 мая) 1863 года, был вынужден в ночь с (15 на 16) 27 на 28 мая с остатками отряда отступить в Подольскую губернию, где однако также не нашёл поддержки среди мирного населения и вернулся на Волынь.

29 мая (10 июня) Национальное правительство присвоило Ружицкому звание бригадного генерала. После ряда поражений от регулярных войск Ружицкий 7 (19 июня) 1863 года с остатками своего отряда бежал на территорию Австрии у города Радивилов фактический завершив восстание на Правобережной Украине.

Однако отряд Александра Яблоновского на Волыни действовал до (28 июня) 10 июля 1863 года, а отряд Исидора Коперницкого действующий в Галиции был разбит лишь (8)20 октября 1863 года.

Восстание в Северо-Западном крае[править | править вики-текст]

Первая страница первого номера белорусскоязычной газеты-листовки «Мужицкая правда» (использован польский алфавит)

Подготовка восстания на территории современных Белоруссии и Литвы с осени 1861 года осуществлял работавший в Вильне «Комитет движения». Летом 1862 года этот комитет был подчинён Центральному Национальному Комитету (ЦНК) и был преобразован в Литовский Провинциальный Комитет (ЛПК). В его состав в качестве комиссара ЦНК вошёл Нестор Дюлёран (представитель консервативного крыла). Однако в октябре 1862 года главой комитета стал Константин Калиновский, а Дюлёран был из комитета исключён. У Калиновского были расхождения с ЦНК: Калиновский считал необходимым передать всю землю крестьянам и развернуть крестьянскую революцию[18].

Восстание в Северо-Западном крае не было настолько массовым и ожесточённым, как в Царстве Польском и датой его начала можно считать 20 января (1 февраля1863, когда в газете «Mużyckaja prauda»[19] был оглашён призыв Литовского провинциального комитета во главе с Константином (Кастусём) Калиновским к крестьянам, горожанам и всем прочим слоям населения выступить на вооружённую борьбу против русских оккупантов и прочих угнетателей народа (газета в целом и опубликованный в ней призыв были на белорусском языке с использованием польского алфавита):

Ребята!

Миновали уже времена, когда казалось всем, что мужицкая рука годится только для сохи,- теперь настало такое время, что мы сами можем писать, и писать такую правду справедливую, как Бог на небе. О, загремит наша правда и молнией полетит по свету! Пусть узнают, что мы можем не только кормить своим хлебом, но ещё и учить своей мужицкой правде.

Спрашивали и спрашивают все, что слышно на свете, кто нам, бедным мужикам, даст свободу? Но, по правде говоря, мало кто хочет сказать так, как совесть подсказывает — по справедливости. Мы, мужики, братья ваши, мы вам будем говорить всю правду, только слушайте нас!

Москали, чиновники и многие паны будут задерживать письмо наше к вам; но найдутся люди, и из мужиков более разумные, и панского рода, и из городских, которые желают вашей свободы, вашего счастья, — они-то вам сами это письмо давать будут, чтобы вы знали, кто ваш друг, а кто ваш враг.

Файл:Muzyckaja prauda.jpg

Для того, чтобы привлечь к восстанию крестьян, Центральный Национальный Комитет провозгласил, что безземельные крестьяне, примкнувшие к восстанию, получат после победы по 3 морга (около 2 гектаров) земли[18].

В начале марта 1863 г. к восстанию присоединилась часть крупных помещиков и буржуазии («белые»). По инициативе повстанческого комиссара Н. Дюлёрана, 27 февраля (10 марта) 1863 г. «красный» Литовский провинциальный комитет во главе с Калиновским был расформирован. На следующий день вместо ЛПК «белые» создали Отдел руководства провинциями Литвы. Пост председателя Отдела занял виленский помещик Якуб Гейштор (1827—1897).В связи с этим Калиновский от имени ЛПК написал резкий протест против акции «белых», которую оценил как измену революции. Однако, сознавая отсутствие достаточной опоры для себя и своих сторонников, он подчинился «главе восстания» и принял назначение на должность комиссара Гродненского воеводства. После этого «белые» существенно усилили свои позиции в руководящих структурах подпольной организации в Беларуси и Литве на губернском (воеводском) и уездном (поветовом) уровнях[20].

Всего за время восстания в Северо-Западном крае, состоялось 237 боестолкновений повстанцев с регулярными войсками. Общее число участников восстания, как прямых так и косвенных, то есть поддерживающих повстанцев материально оценивается в 72 000 человек. В то же самое время в Царстве Польском эта цифра по самым минимальным оценкам превышала 200.000 человек.

Регулярные войска в Северо-Западном крае располагали группировкой в 60 000 человек, однако уже в марте начали прибывать пополнения и к концу восстания группировка регулярных войск превышала 120 000 человек.

Из-за меньшего размаха восстания, повстанцы были вынуждены отказаться от открытого вооружённого противостояния и вели партизанскую войну, действуя группками по нескольку десятков человек, нанося неожиданные удары по регулярным войскам или коммуникациям и быстро уходя от преследования.[21]

Летом 1863 ближайший сподвижник Константина Калиновского, поручик Корпуса путей сообщения Владислав Малаховский, отдал приказ казнить в Вильне предводителя дворянства Домейко. Покушение не удалось, однако стало поводом для новых арестов среди тех, кто сочувствовал повстанцам. Против Малаховского прямых улик не было. В день покушения он находился во дворце генерал-губернатора и даже был ему представлен. Тем не менее, молодой инженер попал под подозрение. Генерал-губернатор М. Н. Муравьев выдал ордер на его арест и назначил 10 тысяч рублей вознаграждения за его голову. Владислав Малаховский был заочно приговорен к смертной казни.

Кампания Ромуальда Траугутта 5 (17 мая) — 1 (13 июля) 1863[править | править вики-текст]

Анонимная гравюра из польского альбома к 50-летию январского восстания, изображающая «Муравьёва-вешателя» в Литве

Повстанческий генерал, позже самопровозглашённый диктатор восстания Ромуальд Траугутт поначалу оставался в стороне от вооружённой борьбы. Только в мае 1863 принял командование партизанским отрядом в лесу около Кобрина. Соединение Траугутта было незначительным, его максимальный размер в июле 1863 года — около 500 человек. За передачу депеши Траугутту была арестована и сослана в Тамбов художница Хелена Скирмунт.

Его отряд 5 (17) — 13 (25) мая 1863 года провёл три стычки с регулярными войсками под Горками. И это было единственное крупное сражение кампании Тругутта. Уже 1 (13) июля 1863 года его соединение состоящее из почти 500 повстанцев было разогнано, а сам Траугутт чудом сумел бежать в Варшаву.

Вскоре Ромуальд Траугутт смог взять под свой контроль все подпольные структуры в Национальном правительстве. 3 (15) августа 1863 Траугутту было присвоено звание генерала повстанческих войск. А уже 5 (17) октября 1863 он провозгласил себя третьим диктатором восстания. Он же оказался и его последним диктатором, и был признан лишь частью представителей Национального правительства. В ночь с 30 на 31 марта (10 на 11 апреля) 1864 года он был арестован властями в Варшаве и вместе с остальными лидерами восстания казнён 5 августа 1864 года.

Виленская губерния[править | править вики-текст]

В феврале появились повстанцы в Виленской губернии. В Вильно приехал из Петербурга Сераковский, который взял позывной Доленга. Зыгмунт Сераковский провозгласил себя Литовским и Ковенским воеводой. Во главе отрядя, который насчитывал к тому времени более 3 тысяч, направился встречать высадку десанта на берегах Курляндии, которую организовал Центральный комитет. Однако пароход, вышедший из Лондона, добрался в Швеции до Мальмё, где на него был наложен секвестр.

Отряд Сераковского стоял на фольварке Кнебе, среди большого леса к северу от местечка Оникшты, Вилькомирского уезда. Узнав о движении русских со стороны Вилькомира, повстанцы 21 апреля потянулись к местечку Биржи и на пути усилились отрядами Поневежского и Ново-Александрийского уездов. 22 апреля в Оникшты прибыл Гонецкий (5 1/2 роты, эскадрон и 120 казаков). Желая отрезать повстанцев от поневежских лесов, он выдвинул майора Мерлина (1 1/2 роты, 70 казаков) на деревню Шиманцы и майора Гильцбаха (2 роты, взвод улан) к местечку Субочи; остальные 23-го перешли в Шиманцы. 25 апреля Мерлин настиг у д. Медейки Сераковского (800 человек), опрокинул основные силы повстанцев, потеряв при этом 3 солдат убитыми и 18 ранеными, после чего начал преследование.

Гонецкий соединился с Мерлиным у Медеек и 26-го в 2 часа дня пошёл по следам группы повстанцев, которую обнаружил у деревни Гудишки на крепкой лесной позиции, прикрытой слева болотистым ручьём, а справа упиравшейся в деревню. Густая цепь стрелков занимала опушку леса; её подкрепляли колонны косинеров. Здесь у Сераковского сосредоточились 3 группы, до 1,5 тысячи. Русские стрелки и спешенные казаки, открыв огонь, быстро сбили передовую цепь поляков и погнали по болотистому лесу. Повстанцы пытались устроиться, но были совершенно рассеяны. Около 300 человек успели, однако, присоединиться к находившемуся невдалеке отряду ксендза Мацкевича. Потери русских: 5 убитых, 28 раненых.

Командующий войсками в Северо-Западном крае М. Н. Муравьёв.

27 апреля у д. Ворсконишки после непродолжительной перестрелки отряд Мацкевича был разбит и бросился бежать; преследовали 8 верст, почти все время бегом. Отбит обоз и много оружия. Потери русских: 2 убитых, 9 раненых. Гонецкий возвратился в Медейки и в тот же вечер выслал колонну в Попель и далее в Понедели. Она захватила до 120 пленных, в том числе раненых Сераковского и Колышко.

Между тем, 25 апреля Гильцбах двинулся на Вобольники, но отряд повстанцев в 500 человек успел отступить на северо-восток. 26 апреля Гильцбах настиг его у мызы Говенишки и рассеял отряд, потеряв 1 убитого и 12 раненых.

28 апреля весь отряд Гонецкого двинулся несколькими колоннами обратно в Оникшты. Пройденная им часть Вилькомирского уезда была совершенно освобождена от повстанцев. Однако в ходе зачистки общие потери регулярных войск составили без малого 11 убитых и 67 раненых.

Ход восстания в Вилейском уезде[править | править вики-текст]

В марте 1861 года Винцент Козелл-Поклевский прибыл в Вилейский уезд, где создаёт повстанческую организацию. В январе 1863 года он назначается военным руководителем восстания в Вилейском уезде. Согласно воспоминаниям участника тех событий на Минщине В.Кощица, благодаря Винценту Козелл-Поклевскому, повстанческая организация в Вилейском уезде была гораздо лучше, чем в большинстве уездов Минской губернии. В начале мая 1863 Винцент Козелл-Поклевский создал и возглавил повстанческий отряд, который насчитывал 200—250 человек. 28 мая 1863 г. погиб в сражении с царскими войсками возле деревни Владыки. Вместе с ним погибла большая часть его отряда. Остатки отряда были ликвидированы в деревне Княгинин, где сохранилась братская могила повстанцев. Повстанческая публицистика ставила Винцента Козелл-Поклевского на один уровень с руководителем лидских повстанцев Людвиком Нарбуттом и называла «Литовским Леонидом» (по аналогии со спартанским царем Леонидом, героем Фермопильского сражения). Предание гласит, что его последние слова были: «Не мы, так наши кости обретут свободу».

Ход восстания в Свенцянском уезде[править | править вики-текст]

Виленский повстанческий Комитет назначил военным начальником Свенцянского уезда бывшего офицера русской армии Густава Чеховича (Опора). Одновременно ему было вверено командование над создаваемым повстанческим отрядом возле Струнойтей.

В конце марта Чехович прибывает в Струнойти и занимается организацией военного отряда. Из толпы добровольцев формирует отряд пехоты и небольшой отряд косинеров, командование которым доверяет Константы Косцелецкому. Во главе взводов им были назначены офицеры: Титус Шавлевич, Баранцевич и Полонский. Функции адъютанта исполнял Боркман.

Густав Чехович также создал небольшой кавалерийский отряд, который занимался исключительно разведкой и доставкой провианта.

Повстанцы, которые не имели своего оружия, получали его в месте дислокации отряда. Каждый из повстанцев мог получить жолд (плату), которая составляла 30 копеек серебром в сутки. Деньги в отряд доставлял казначей уездного Комитета Танский либо посыльные. Когда доставить деньги не представлялось возможным, Густав Чехович необходимую суму брал у обывателей с вручением квитанций с печатью Национального правительства.

В скором времени был получен приказ о выдвижении отряда в Вилейский уезд для соединения с отрядами Яна Козелл-Поклевского. Первоначально планировал в районе озера Нарочь объединиться с отрядом Леона Чеховича, а затем переместиться в Вилейский уезд.

В середине апреля во главе отряда, который насчитывал 100 человек, покидает Струнойтские леса и проходит вдоль Лынтуп, Камай и Кобыльника. В конце апреля задерживается в окрестностях Нарочи.

С целью воспрепятствовать соединению повстанческих сил, князем Хованским экстренно были посланы полторы роты финляндского полка и 20 казаков под командованием капитана Дмитриева. 4 мая капитан Дмитриев прибыл в Ижу, где остановился на ночлег, и отправил рапорт в Кобыльник. На рассвете часовые Дмитриева заметили повстанцев и сразу бросились их преследовать. Отряд Чеховича вынужден был принять бой в неудобном месте — в лощине между деревнями Королевцы, Любки и Утки. В лощине отряд повстанцев был разбит, после чего за этим урочищем закрепилось название «Битый Лог». Потери повстанческого отряда составили: шесть убитых, восемь раненых и один попал в плен. Среди убитых были командир косинеров Костелецкий и ксендз, который находился в отряде. С остатками отряда Г. Чехович вернулся в Свенцянский уезд.

Прижатые русскими войсками, остатки отряда Густава Чеховича на протяжении 10 дней прятались в Дубникских лесах. В ночь с 29 на 30 июля отряд покидает Дубники и перебазируется в Ошмянский уезд. Между Крево и Борунами Густав Чехович встретил отряд из 80 повстанцев во главе с Каролем Ясевичем. Объединенные отряды повстанцев вернулись в Дубникские леса и возле Колодца разбили свой лагерь. С целью запутать свои следы, Густав Чехович ещё раз возле Довнаришек пересекает Вилию и возвращается в Свенцянский уезд. Через два дня возвращается под Дубники.

28 августа его отряд под Дубниками был атакован двумя ротами пехоты, 80 драгунами и 40 казаками. По причине количественного перевеса царских войск, отряд после короткого боя вынужден был отступить и скрываться от преследования. Среди повстанцев были три убитых и три раненых. Среди погибших был Кароль Ясевич, командир тыловой стражи. После боевого столкновения под Дубниками, Густав Чехович передислоцировался с отрядом в Островецкие леса Ошмянского уезда.

В начале сентября он решает распустить отряд. Среди тех, кто решил покинуть отряд, насчитывалось только пять человек. Через них Чехович передал письма своим родным. Сам во главе отряда, который насчитывал 35 человек, решил пробиваться в Августовский уезд[22] Августовской губернии.

После поражения в Битом Логу, Леон Чехович с частью отряда был отрезан от основных сил во главе с Густавом Чеховичем и скрылся в болотистой местности. Из-за отсутствия возможности соединиться с братом, переходит на противоположный берег реки Нарочь и отступает в Вишневские леса.

В скором времени Леон Чехович с отрядом направился на север — в направлении Кобыльника и Постав.

Когда повстанцы проходили вблизи Постав, на них напала крестьянская стража во главе с подофицером Данилой Куриловым. Повстанцы, часто отстреливаясь, продолжили свой путь. 24.06.1863 в Поставы из Свенцян для поимки повстанцев прибыли две роты пехоты во главе с полковником Розлачем. Однако солдаты не обнаружили никаких следов повстанцев и вынуждены были вернуться в Свенцяны.

Повстанцы Леона Чеховича прибыли в деревню Крапивники Дисненского уезда.

26.06.1863 из Дисны для их поимки была направлена карательная экспедиция. Две роты разными дорогами направились к Кропивникам. Одной ротой командовал подполковник Беляев, второй — капитан Михайловский. Встреча с повстанцами произошла, едва только солдаты вошли в Кропивницкий лес.

Пути к отступлению у Леона Чеховича не было и повстанцы вынуждены были принять бой. Во время скоротечного боя большинство повстанцев погибло, 13 попали в плен, в том числе сам Леон Чехович[23]. Заключен в Динабургскую крепость. Осужден на каторгу.

Действия Людвика и Болеслава Нарбуттов 2 (14) февраля — 14 (26) мая 1863[править | править вики-текст]

1 (13) февраля 1863 года Литовский провинциальный комитет назначил Людвика Нарбутта «главным революционным комиссаром» Лидского уезда (Виленская губерния) присвоив ему звание полковника. Уже 2 (14) февраля 1863 Нарбутт начал формировать свой отряд. Изначально в д. Шауры, где Норбутт начал формировать свою повстанческую группу, к нему присоединился лишь его младший брат Болеслав Нарбутт, в качестве адъютанта, и шесть крестьян из их родового поместья. Затем группа из восьми человек направилась в окрестности д. Сенницы в глубине Нацкой пущи, где стали лагерем.

Благодаря умелой пропагандистской работе среди местного населения вскоре распространился слух об отряде братьев Нарбуттов, в результате чего через 2 недели после начала формирования в отряде было уже около 70 человек. Вскоре благодаря работе связной Теодоры Маньчуньской в лагерь отряда стали стекаться добровольцы из Вильно и Лиды, таким образом, уже к началу марта Нарбутту удалось собрать повстанческий отряд общим числом до 250 человек.[24]

25 февраля (9 марта) 1863 отряд Людвика Нарбутта провел первый успешный бой против регулярных войск полковника Тимофеева у деревни Рудники. После этой победы отряд Нарбутта приобрел широкую известность. Став лагерем у д. Поречица отряд Нарбутта стал ожидать подкрепления из Гродно.

2 (14) марта 1863 года группа из 42 мятежников под командованием капитана повстанческих войск Леона Кульчицкого атаковала Гродненский железнодорожный вокзал. Их целью был захват паровоза, с помощью которого они планировали пробиться в Поречицы к лагерю отряда Нарбутта. Однако охраняющей вокзал роте регулярных войск удалось в ходе несколькичасового боя отразить нападение мятежников и пресечь их попытку захватить транспорт. В результате чего из 42 бойцов лишь 5 человек (включая Кульчицкого) избежали пленения либо смерти в бою и смогли присоединиться к отряду Нарбутта.

Также через несколько дней из Микишек в лагерь Нарбутта прибыли более 30 добровольцев во главе с Михалом Андриолли.

Однако после поражения регулярных войск под Рудниками против Нарбутта были высланы значительные силы общим числом до 3000 человек. Несмотря на это, отряду Нарбутта удалось сжечь несколько продовольственных складов в районе деревни Поречица. Однако уже в конце марта — начале апреля 1863 года отряд оказался в полном окружении регулярных войск и 30 марта (11 апреля) был вынужден пойти на прорыв в районе деревни Новый Двор у Дубицкого озера, который, однако, удался с немалыми потерями для отряда Нарбутта.

Тем не менее, 8 (20) апреля 1863 года регулярные войска вновь нагнали мятежников Нарбутта в 25 км к северо-западу от д. Новый Двор у д. Кроты, там также случился ожесточенный бой, в ходе которого повстанцы понесли значительные потери, а Людвик Нарбутт потерял коня и был ранен в руку, несмотря на это, мятежникам удалось уйти из окружения, разделившись на мелкие группы по 5-8 человек.[25]

После этого остатки отряда Нарбутта вернулись к д. Новый Двор и стали лагерем на берегу Дубицкого озера. Первое время хитрость удавалась, и регулярные войска некоторое время не могли определить местонахождение лагеря мятежников Нарбутта. Однако вскоре один из членов отряда, местный лесник Адам Карпович, разочаровавшийся в идеях мятежа, сообщил о расположении лагеря отряда русским. В результате чего в ночь на 23 апреля (5 мая) 1863 года мятежники были атакованы сразу с нескольких сторон отрядом регулярных войск полковника Тимофеева. В завязавшейся перестрелке Людвик Нарбутт был ранен в ногу и грудь, и скончался на поле боя. Кроме него, там же остались лежать ещё 12 мятежников. Остальным удалось, разделившись на группы, вновь уйти от преследования болотами.[26]

После этого командиром остатков отряда Людвика Нарбутта стал его адъютант и младший брат Болеслав Нарбутт (1843—1889). К тому времени отряд насчитывал уже чуть более 100 человек, кроме того мятежники были морально подавлены поражением и гибелью Людвика Нарбутта.

Не смотря на это Болеслав Нарбутт решил совершить рейд к Гродно, где надеялся набрать пополнение из жителей местных сел, кроме того, он рассчитывал на значительный приход добровольцев из числа «Гродненской ячейки ЛПК». Отряду под командованием Болеслава Нарбутта удалось совершить несколько незначительных с военной точки зрения диверсий против регулярных войск, однако 14 (26) мая 1863 года отряд под его командованием был окончательно разгромлен в бою у деревни Ханельки в 15 км к северу от Гродно. Болеславу с горсткой мятежников удалось уйти с поля боя, после чего он распустил остатки отряда.

Сам Болеслав Нарбутт пытался бежать в Пруссию, однако был арестован в Друскининкае и приговорен к смертной казни, однако позже из-за юного возраста приговор был смягчен и заменен 15 годами ссылки в Красноярск.

Витебская губерния[править | править вики-текст]

Подготовкой восстания в Витебской губернии занималась местная (воеводская) организация, сведений о которой сохранилось очень мало. Известно лишь, что она подчинялась Виленскому центру. Накануне восстания и в ходе его повстанцы распространяли на территории воеводства агитационные издания на польском, русском, белорусском и латышском языках. Главными пропагандистами и организаторами восстания в Витебске являлись Артем Вериго-Даревский и титулярный советник, переводчик в Витебской палате Уголовного суда Маврикий Карафа-Корбут[20].

В марте 1863 года властями был раскрыт один из центров подготовки восстания, находившийся в имении Мариенгаузен в Люцинском уезде. Его владелец А. Рык (Рыцко) содержал здесь типографию российской революционной организации «Земля и воля», складировал оружие, вел военную подготовку кадров, все выявленные участники были арестованы[20].

Общее вооруженное выступление на Витебщине было назначено на 11 (23) апреля (день св. Юрия по старому стилю). Накануне мятежники, в основном, из числа молодежи, по одному или небольшими группами выходили из Витебска, имея при себе оружие, чтобы соединиться в условленном месте. Некоторых из них армейские патрули сразу арестовали в районе почтовой станции Доманово на шоссе Витебск — Орша. В ночь с 23 на 24 апреля повстанцы попытались освободить задержанных товарищей, но безуспешно[20].

Бои царских войск с повстанцами произошли в Витебском, Лепельском, Оршанском, Себежском уездах, но все закончились победами царских войск[27].

Действия Леона Плятера 11 (23) — 15 (27) апреля 1863 года[править | править вики-текст]

Наиболее успешными в Витебской губернии были действия отряда Леона Плятера (1836—1863).

Плятер присоединился к восстанию 11 (23) апреля 1863 года по предложению другого командира повстанцев Витебской губернии — Зыгмунта Буйницкого.

13 (25) апреля группа из 6 повстанцев включая Леона Плятера организовала успешную засаду на военный обоз с оружием в шести километрах от местечка Креславка, Даугавпилсский уезд. В перестрелке восставшие убили трех солдат охраны, ещё пятерым удалось бежать с поля боя. Добычей отряда стали 398 ружей, 9 револьверов и 22 единицы холодного оружия.[28]

Затем группа Плятера направилась на юг к местечку Вишки. Тем же вечером из Креславки на поиски группы Плятера вышла гренадерская рота под командованием капитана Барсукова. Спустя несколько часов они заняли имение Скайты принадлежащие графу Глушкину, который сочувствовал мятежникам. Рота обнаружила тайник с 148 единицами огнестрельного оружия, ранее спрятанными плятеровцами в имении. Оружие было конфисковано, а Глушкин и его сын были взяты под арест по обвинению в поддержке мятежников.

Днем 14 (26) апреля группа Плятера столклулась в окрестностях Вишек с несколькими десятками местных крестьян, которые ранее за денежное вознаграждение вознамерились разоружить отряд Плятера и сдать его членов властям. Однако плятеровцы открыли по обступающим их крестьянам огонь из ружей в результате чего убили одного и ранили ещё семерых крестьян, после чего остальные стали разбегаться. Вечером группа Плятера вступила в Вишки.

Однако уже утром 15 (27) апреля 1863 года на станции Дубно на плятеровцев вновь напали местные крестьяне общим числом до 50 человек. На этот раз мятежникам не удалось сдержать их натиск, все повстанцы были сильно избиты, и переданы местным властям. После этого Леон Плятер и 5 его сподвижников были заключены в Даугавпилсскую крепость. Плятер был приговорен к смертной казни, и расстрелян во дворе Даугавпилсской крепости в 11 часов утра 27 мая (8 июня) 1963 года.[29]

Гродненская губерния[править | править вики-текст]

Одновременно с появлением вооружённых групп в Царстве Польском, начали формироваться группы повстанцев и в соседней Гродненской губернии[30]. В последующем Гродненская губерния была самой «горячей точкой» Северо-Западного края, и антироссийское восстание здесь приобрело довольно большой размах.

С марта по август 1863 года «главным революционным комиссаром Гродненской губернии», фактический главнокомандующим всеми повстанческими отрядами был Константин Калиновский. С 3 (15) августа по 16 (28) октября 1863 эту должность занимал Валерий Врублевский.[31]

В августе 1863 г. военным начальником Августовского уезда Гродненской губернии был назначен один из известнейших повстанческих предводителей, комендант Варшавы «полковник Скала» (Ян Козелл-Поклевский).

Кампания Романа Рогинского 25 января (6 февраля) — 14 (26) февраля 1863[править | править вики-текст]

У местечка Семятичи собрался отряд Романа Рогинского, пришедший туда из Подляского воеводства после ряда поражений от регулярных войск. Кроме того туда же подтянулись отряды Владислава Чичорского и Валентия Лавандовского собрав общие силы до 5.000 человек и собиравшихся организовать в Семятичах опорный пункт для сбора людских и материальных ресурсов.

Однако, после боёв 25—26 января (6—7 февраля) с отрядом генерал-лейтенанта Манюкина (7 рот пехоты, 1 сотня казаков, 4 орудия) повстанцы отступили Семятичи регулярным войскам. Чичорский и Лавандовский вернулись с остатками своих отрядов в Люблинское воеводство.

Рогинский же решил, что сможет с остатками своего отряда занять небольшое местечко Высокое, но и там Рогинского ждало разочарование, он понял, что находится в полном окружении регулярными войсками и отказавшись от занятия Высокого (тогда Высоко-Литовск), решил прорываться с отрядом из 200 восставших к селу Верпелье. Отряд Рогинского преследовало около 400 солдат регулярных войск с 2 орудиями под командованием полковника Янишевского.

После боестолкновения у деревни Зубачи 28 января (9 февраля) 1863 года, в котором Рогинский понёс потери, около 17 убитых, один обоз и 20 пленных, повстанцы вновь двинулись на юго-восток.

Очередное боестолкновение с регулярными войсками у деревни Королев Мост 30 января (11 февраля) обернулась для Рогинского новым поражением, он потерял убитыми и пленными до 60 человек, против всего 1 убитого и 9 раненых у русских.[32]

Однако не смотря на это уже утром 31 января (12 февраля) мятежники из отряда Рогинского заняли Шерешево. Там они забрали из местной конюшни 20 лошадей и 15 телег, а также похители 93 рубля из местного сельского правления, здание которого затем сожгли.

В ночь на 1 (13) февраля 1863 года отряд Рогинского объединённый за день до этого с отрядом помещика Станислава Сангина общим числом до 200 человек, без боя занял Пружаны, где они захватили более 100 ружей и 1720 пуль с оружейного склада, и 3 обоза с едой с продавольственного склада. Кроме того мятежники похитили в казначействе 10.800 рублей.[33]

Также на следующий день недалеко от Пружан, в местечке Невель, ими был разбит почтовый эскорт русских, следующий из Пинска. В итоге группой из 50 восставших были убиты несколько солдат охраны, офицер сопровождающий почту, капитан Березневич был повстанцами тяжело ранен и «изрубленный саблями и пиками» повешен ими на дереве. Единственный отпущенный повстанцами был кучер Кольберг, который при этом был ранен повстанцами в руку из револьвера.

Итогом засады стало завладение повстанцами почтовой перепиской и 55 461 рублем. Также восставшие забрали всех лошадей (5 штук) и сожгли карету и мост, на котором произошла перестрелка.

После чего отряд Станислава Сагина и его заместителя Бронеслава Рыльского собравший в себе благодаря пополнению из Пружан до 250 человек личного состава вновь двинулся на Семятичи с целью занять местечко, однако 3 (15) февраля 1863 года они были настигнуты отрядом регулярных войск у деревни Речица 2, 3 и 7 линейными ротами Псковского полка под командованием подполковника Вимберга. В ходе ожесточённого боя повстанческий отряд был разогнан. Сагин и Рыльский были убиты, как и 83 бойца из их отряда, ещё 48 восставших взяты в плен из них 14 ранеными. Потери русского отряда составили 2 убитых и 3 раненых.[34]

Тем временем, не смотря на возросшую до 400 человек благодаря добровольцам численность его отряда, Роман Рогинский не решился занять Пинск, так как владел информацией о значительном гарнизоне регулярных войск с несколькими орудиями. 8 (20 февраля) его отряд разместился на севере от Пинска, в Слуцком повяте Минской губернии в окрестностях деревни Барки, где уже 14 (26 февраля) его повстанческое соединение было полностью разгромлено, после боя с отрядом регулярных войск под командованием полковника Павлова. Из почти 400 человек его отряда более 200 были убиты, и ещё 180 ранены или взяты в плен, потери русских 2 убитых и 8 раненых, из них двое тяжело. Сам Рогинский был ранен и около 20 вырвавшихся из окружения инсургентов из его отряда сумели на носилках пронести через болота в Туров. Однако уже 19 февраля (3 марта) 1863 года, он был выдан российским властям хозяином постоялого двора, где в одной из комнат восставшие спрятали раненного Рогинского. В тот же день его арестовали, а хозяину заплатили 50 рублей вознаграждения.

Действия Валерия Врублевского и прочих повстанческих командиров 8 (20) апреля — 16 (28) октября 1863[править | править вики-текст]

В конце марта 1863 года в Беловежской пуще собрался крупный отряд повстанцев общим числом до 400 человек под командованием Валерия Врублевского, состоял отряд в основном из учеников местной егерьской школы, небольшого числа солдат регулярной армии до этого охраняющих пущу, и перешедших на сторону восставших, и жителей местных сёл. Всего на вооружении отряда было 230 ружий и пистолетов остальные были вооружены косами, вилами и заострёнными лопатами.

Однако уже 17 (29) апреля 1863, отряд понёс значительные потери в 32 убитых, более 50 раненых и пленных, и два обоза, в боестолкновении с регулярными войсками у деревни Пилотавщина, и был вынужден отступить в Волковысский уезд. Однако там отряд был вновь укомплектован добровольцами и продолжил вооружённую борьбу[35].

8 (20) марта 1863 года в окрестностях д. Селец (Пружанский уезд) был сформирован отряд общим числом до 100 человек под командованием местного помещика 24-летнего Феликса Влодека. В Волковысском уезде тем временем был сформирован отряд из 136 человек под командованием бывшего поручика русской армии Густава Стравинского.

20 апреля (2 мая) около 60 инсургентов, отделившихся от отряда Стравинского напали на почту в деревне Свадьбичи в результате, ими были захвачены 93 рубля 12 копеек из местной кассы, а также 18 лошадей и около 20 ружей. 1 (13) мая этой же группой было совершено нападение на Березовскую заставу. В перестрелке повстанцы понесли потери и были вынуждены бежать. На следующий день однако им удалось захватить обоз с деньгами и документами перебив незначительную русскую охрану. В этот же день против них была выслан отряд регулярных войск общим числом в 120 солдат пехоты и 30 казаков, которые настигли отступающих повстанцев 3 (15 мая) у деревни Селец в результате завязавшегося боя отряд был уничтожен. Командир русского отряда майор Петров заявил в своём рапорте «3 мая 1863 года в деле у деревни Селец настигнута шайка мятежников 62 человека, в результате боя убито 34 и взято в плен 28 человек, наши потери 1 убитый и 3 раненых».

Тем временем 1 (13 мая) отрядом Феликса Влодека было совершено нападение на телеграфную станцию у деревни Сморяка, однако пришедшему на помощь отряду регулярных войск (80 казаков) под командованием есаула Евстратова, удалось в ходе короткого боестолкновения заставить повстанцев отступить тем не менее потеряв 2 казаков убитыми, и 9 ранеными.

3 (15) мая отряд регулярных войск (112 пехотинцев, 20 казаков) под командованием штабс-капитана Евдокимова попал в засаду, организованную у деревни Михолин восставшими из отряда Густава Стравинского. В ходе непродолжительной перестрелки регулярным войскам пришлось отступить потеряв в бою 7 человек убитыми и 23 ранеными.[36]

К 21 мая (2 июня) отряды Франтишка Юндилова (300 человек), Густава Стравинского (270 человек), Александра Ленкевича (150 человек), Витольда Миладовского (140 человек), Феликса Влодека (50 человек) собрались под Миловидами (Слонимский уезд). На следующий день, отряд регулярных войск под начальством полковника Булгарина неудачно штурмовало Миловидский лагерь. С наступлением темноты он был вынужден отступить. После этого повстанцы покинули свой лагерь.

24 мая (5 июня) 1863 года, объединённые отряды Валерия Врублевского и Феликса Влодека (750 человек) были разбиты под Лососином отрядом регулярных войск под командованием майора Кремера. Однако Врублевскому и Влодеку с горсткой бойцов удалось прорвать окружение, и бежать с поля боя.

27 мая (8 июня) 1863 регулярные войска окружили повстанческий отряд Онуфрия Духинского в Ружанском лесу (Пружанский уезд), однако восставшим со значительными потерями удалось прорвать окружение и уйти соединившись через несколько дней с остатками отрядов Врублевского и Влодека.

2 (14) июня к отряду Врублевского примкнули остатки отрядов Александра Ленкевича и Густава Стравинского отступающие под натиском регулярных войск с Гродненского уезда.

3 (15 июня) конная группа из отряда Онуфрия Духинского, под командованием Казимира Кобылинского ворвалась в местечко Ружаны со стороны Слонима. Ими был застрелен местный комендант регулярных войск поручик Головенич, кроме того пленены 4 солдата, которые позже были отпущены. Сожжен местный сельсовет вместе со всеми наличными документами, у местной охраны отобраны 22 штуцера и 900 пуль. Кроме того местная почтовая станция ограблена на 65 рублей и 12 копеек. Повстанцы покинули местечко до подхода регулярных войск, которые тут же направились их преследовать[37].

Вечером 3 (15 июня) из лагеря Врубленвского на запад ушли 152 бойца под командованием Ленкевича и Эйтминовича.

Днем 4 (16 июня) у деревни Лысково отряд регулярных войск, посланный на уничтожение конной группы Кобылинского, наткнулся на засаду организованную в лесополосе вдоль дороги отрядом Врублевского, в ходе двухчасового боя регулярные войска спешно отступили, потеряв 8 человек убитыми и 20 ранеными и пленными. Потери повстанцев составили 1 убитый и 3 раненых.[38]

После чего отряд Врублевского отступил в Волковысский уезд. Где успел соединиться с небольшими группами повстанцев под командованием местных жителей Юзефа Засулича и Владимира Счастного.

Отряд Врублевского 11 (23 июля) напал на лесническую канцелярию деревни Бровск, восставшие убили солдата охраны и забрали казённые деньги (более 100 рублей). Кроме того 18 (30) июля местный лесник Платон Микулич, наткнувшийся на повстанцев в лесу, был ими застрелен и мёртвый повешен на дереве за отказ присоединиться к отряду. Кроме того повстанцы забрали у него охотничье ружьё и патроны.

Уже 28 июля (9 августа) отряд Врублевского был атакован регулярными войсками у деревни Пашовы-Островки. В ходе ожесточённого боя повстанцы потеряли 40 человек убитыми и были вынуждены стихийно отступить назад в Пружанский уезд. В бою был убит и один из командиров повстанцев — Владимир Счастный, и его отряд стал возглавлять Иларион Ходоковский.

3 (15) августа Онуфрий Духинский бежал за границу. По приказу Калиновского Врублевский получил чин бригадного генерала, и был назначен «главным революционным комиссаром Гродненской губернии», фактический главнокомандующим всеми повстанческими формированиями Гродненской губернии. Его отряд насчитывающий к тому времени около 400 человек, являлся крупнейшим во всей губернии.[38]

Врублевский разделил свой отряд на три небольшие группы (Влодека, Врублевского, Засулича). Эти группы разошлись для ведения партизанской войны во все концы губернии.

Однако с началом осени в Гродненскую губернию для разгрома отряда Врублевского прибыли значительные силы регулярных войск. Старогшерманляндский, Псковский, Курляндский и Пружанский пехотные полки, кроме того 2-й и 3-й Беловежские стрелковые батальоны, всего 11 000 человек.

Некоторое время отряду Врублевского удалось избегать преследования, однако 30 августа (11 сентября) 1863 года регулярные войска настигли отряд Врублевского у деревни Глыбокий Кут (Пружанский уезд). В ходе ожесточённого боестолкновения повстанцы, потеряв 32 человека убитыми, и ещё 2 пленными беспорядочно отступили в Беловежскую пущу.[39]

Однако уже через несколько дней, под натиском регулярных войск, им пришлось уйти и оттуда. У деревни Попелевка отряд Врублевского разделился, 120 повстанцев под командованием Густава Стравинского пошли на север в Волковысский уезд, остальные вместе с Врублевским ушли на юг к деревне Горбач. Вскоре однако Стравинский понёсший потери в нескольких боестолкновениях с регулярной армией распустил свой отряд ослушавшись приказа Врублевского, а сам бежал сначала в Царство Польское, а затем по поддельным документам за границу.[40]

Оставшись практический в одиночку отряд Врублевского сумел вернуться в Беловежскую Пущу через болота у деревни Борки (Пружанский уезд). Однако вскоре он оказался в полном окружении и был вынужден 12 (24 сентября) пойти на прорыв у деревни Рудня, который однако удался с немалыми потерями. После чего Врублевский увёл остатки своего соединения в Кобринские леса.[40]

19 сентября (1 октября) Врублевский стал распускать свой отряд и направил в ЛПК донесение о «невозможности продолжения боевых действий в Гродненской губернии».

Наконец через несколько недель скитания по кобринским лесам отряд Врублевского который к тому времени насчитывал уже менее 100 человек сумел 16 (28) октября со значительными потерями (30 убитых, более 40 пленных) прорваться в Люблинское воеводство, где его остатки были официально распущены, а сам Врублевский бежал за границу.

После бегства Врублевского восстание на территории Гродненской губернии фактический завершилось.

Отряд Феликса Влодека был разбит в боестолкновении с регулярными войсками под Пинском 13 (25 августа) 1863 года. После чего Влодек распустил его остатки, и бежал за границу. Дальнейшая судьба неизвестна.

Юзеф Засулич убит в боестолкновении его отряда с регулярными войсками у деревни Явичи в окрестностях местечка Шерешёво 16 (28) августа 1863 года. Отряд уничтожен.

Отряд Александра Ленкевича 20 августа (1 сентября) 1863 года потерпел серьезное поражение от регулярных войск в окрестностях Августова. После чего Ленкевич распустив его остатки, бежал за границу.[41]

Юзеф Эйтминович распустил свой отряд в начале сентября 1863 года, пытался бежать за границу, но был арестован австрийцами в Кракове, 3 (15) октября 1863 года и выдан российским властям. Казнён через повешение в январе 1865 года.

Ковенская губерния[править | править вики-текст]

Ковенский генерал-губернатор Станислав Фаддеевич Хоминский (уроженец Виленской губернии) накануне восстания был предусмотрительно переведен на должность Вологодского губернатора (с 19.09.1861 г.).

Первые повстанческие отряды в Ковенской губерии появились в середине марта 1863 года. В апреле и мае восстание в Ковенской губернии, при содействии католического духовенства и польских помещиков, приняло широкие размеры. В первой половине апреля показались небольшие группы в Минской губернии (Траугутта и Свенторжецкого), а затем в губерниях Витебской и Могилевской.

Минская губерния[править | править вики-текст]

Восстание в Минской губернии готовило минское отделение Литовского провинциального комитета. Главную роль в нём играли «красные» — Антон Трусов (1835—1886), Ян Козелл-Поклевский (1837—1896), Станислав Лесковский (1840 — после 1867) и ряд других лиц. Осенью 1863 года К. Калиновский послал в Минск своего секретаря Иосифа Ямонта (1841 — после 1864), который вместе с Михаилом Оскерко и Корнелием Пеликшей (1823—1872) реорганизовал Минскую подпольную организацию[20].

Общее выступление повстанцев Минщины по плану, разработанному Станиславом Лесковским, было назначено на 19 (1 мая) апреля. По приказу руководства повстанческой организации 19 апреля несколько сотен минчан тайком вышли из города и прибыли на заранее указанные им сборные пункты[20].

Действия Владислава Машевского и других повстанческих командиров[править | править вики-текст]

19 апреля (1 мая) 1863 года отряд Владислава Машевского начал действовать в Слуцком уезде. Тем же вечером повстанцы срубили 5 телеграфных столбов за десять верст от почтовой станции Синявка и разграбили имение князя Леона Радзивилла. 20 апреля (2 мая) отряд пошёл в Игуменский повет, стал лагерем у деревни Озерцы. Об этом царским властям сообщил крестьянин Мин Бурак. Царские войска (50 пеших, 20 казаков) под командованием подполковника Драгапулы утром 21 апреля (3 мая) напали на повстанцев (более 56 бойцов). Завязалась перестрелка, первыми выстрелами были смертельно ранены Машевский и его заместитель Милярэвски. После чего восставшие побежали. За ними была пущена погоня, но темнота позволила меньшей части (около 20 человек) уйти. Потери регулярных войск в ходе боя составили один убитый и один раненый, позже скончавшийся от ран.[42].

19 апреля (1 мая) 1863 года отряд под командованием А. Трусова собрался в районе Холявщины, после ряда поражений Трусов был вынужден отступать в Игуменский повет, где присоединился к отряду Лясковского. После поражения восстания там, продолжил отступление, которое закончилось осенью, когда он распустил отряд[43].

19 апреля (1 мая) 1863 года отряд под командованием воеводы Минского уезда П. Дыбовского собрался возле деревни Прилуки и действовал вдоль Слуцкого тракта. В августе 1863 г. он выдержал бой с царскими войсками возле Новосёлок, а вскоре после этого боя командир распустил отряд[20].

Ранее, 7 (19) апреля 1863 года, в урочище Мелые Мхи отряд новогрудских повстанцев общим числом до 100 человек, был разбит царскими войсками. После этого отряд был переформирован в Налибокской пуще. Под командованием Витольда Миладовского он участвовал в Миловидской битве на Слонимщине, а после этого вернулся в Новогрудский уезд. Позже и этот отряд был разбит, его командир был арестован и сослан в Сибирь[20].

Ход восстания в Борисовском уезде[править | править вики-текст]

Восстание вспыхнуло в Борисовском уезде. Узнав об появлении первых повстанческих отрядов в уезде, власти уезда организовали тотальную слежку за всеми, кто, по их мнению, мог принять участие в восстании, главным образом за лицами католического вероисповедания. Те, кто вызывали подозрение, подвергались репрессиям. По деревням разъезжали военные командиры и запугивали крестьян, рассказывая о появлении «опасной шайки бандитов»[44].

Отряд численностью более 25 человек, состоявший в основном из местных дворян и разночинцев, сосредоточился в имении Нестановичи. Из Нестанович отряд двинулся в Метличицы. В ночь на 19 апреля (1 мая) повстанцы напали на имение Метлицы, где забрали лошадей и коляски. В имении Околово увели с собой писаря. Из Околова направились в Дедиловичи и Мстиж. Ещё один крупный отряд сконцентрировался в имении Нежицы верстах в двадцати от Борисова. 23 апреля (5 мая) 13-я рота численностью до 80 строевых солдат начала преследование отряда мятежников у Смолевич, но так и не догнала их[44].

30 апреля (11 мая) повстанческий отряд под руководством Генриха Дмоховского, собранный в Дисненском повете, вступил в схватку с войсками около деревни Поруш (теперь не существует) в Борисовской пуще. В начале боя выстрелом из пистолета был убит Дмоховский. Потеряв руководителя, восставшие не смогли оказать действенного сопротивления, и отошли мелкими отрядами в глубь леса[44].

По состоянию на середину мая 1863 года, на территории Борисовского уезда действовало несколько разрозненных отрядов, которые вели бои с правительственными войсками. Одна из наиболее значительных схваток состоялась 7 (19) мая 1863 года около деревни Подберезье. Вначале боя повстанцы (400 человек) вели перестрелки с царскими войсками, после у них закончились патроны и они отступили.

Окончательное подавление восстания в Борисовском уезде произошло осенью 1863 года. В марте 1864 года была раскрыта и ликвидирована вследствие доноса тайная организация подпольного повстанческого правительства, созданная Яном Свидо ещё весной прошлого года для руководства восстанием в Борисовском уезде. Тюрьмы Борисова к началу июня 1863 года были переполнены арестованными. На 10 июля здесь содержалось 138 человек разных сословий. И это при том, что значительная часть находящихся под следствием лиц к этому времени была уже отправлена в Минск, а другая часть после вынесения приговора — к месту ссылки[44].

Ход восстания в Игуменском уезде[править | править вики-текст]

17 (29) апреля 1863 года в Игуменском уезде, был сформирован отряд 23-летнего Станислава Лесковского.

Около деревни Ляды к нему примкнул отряд Болеслава Свенторжецкого.[45]. В деревне Богушевичи, Свенторжецкий лично сорвал со здания местного правления все российские флаги, разбил портрет императора и зачитав крестьянам манифест Литовского провинциального комитета, стал призывать тех к восстанию, однако к его словам прислушались немногие и отряд пополнили лишь семь человек. Здание сельского правления мятежники сожгли вместе со всеми наличными документами. Затем командование отрядом было препоручено Лесковскому, а Свенторжецкий стал его заместителем.

Затем мятежники стали собирать рекрутов по всему уезду. В деревнях Французская Гребля, Сутин, к отряду примкнуло несколько десятков человек. Также 19 апреля (1 мая) 1863 к мятежникам примкнули две крупные группы. Первая под командованием Ю Шущевича прибыла из Минска, второй из Слуцка командовал местный учитель Людвик Домбровский. В результате чего в первых числах мая отряд стал насчитывать уже около 150 бойцов. Общее командование осуществлял С. Лесковский, заместитель Б. Свенторжецкий, М. Ванькович - материальные ресурсы, А. Гансецкий - продовольственные ресурсы, Б. Акулич - медикаменты.

К середине мая 1863 года восстание в Игуменском уезде приняло широкие размеры. В конце мая власти стянули к Игумену почти все войска, которые находились в Минской губернии. Командовать войсками в уезде поручили опытному генералу Русинову[44].

26 апреля (8 мая) 1863 у деревни Ляды регулярные войска разбили крупный отряд мятежников общим числом до 200 человек, под командованием бывшего штабс-капитана царской армии Мельхиёра Чижика, более 150 мятежников были убиты или взяты в плен, также был захвачен один обоз с деньгами и продовольствием отряда, Чижик с группой из 40 оставшихся повстанцев вышел из окружения и через некоторое время примкнул к отряду Лесковского.[46]

Сам же отряд Лесковского-Свенторжецкого, регулярным войскам долго не удавалось обнаружить. Майор Григорьев в своем рапорте писал: «Обнаружить шайку Лесковского необыкновенно тяжело, так как имея ярко выраженные качества лидера и талант полководца Лесковский ввел в своей банде жесткую дисциплину, ввел ряд наказаний нарушителям, приучил мятежников за считанные минуты снимать лагерь и выбирать для ночлега самые труднопроходимые места».

Наконец около 3 часов дня 9 (21) мая 1863 года отряд регулярных войск (360 солдат пехоты, 50 казаков) под командованием майора Григорьева наткнулся на хорошо укрепленный лагерь мятежников Лесковского-Свенторжецкого в труднопроходимой болотистой местности в 5 километрах от деревни Юравичи. В ходе ожесточенного боя продолжавшегося более двух часов мятежники из 400 человек личного состава потеряли убитыми 23 и пленными около 75 человек, и были вынуждены в спешке отступить к деревне Рованичи разделившись на мелкие группы. Два дня 10 (22) и 11 (23) мая регулярные войска преследовали повстанцев однако за это время сумели захватить живыми лишь четырех мятежников, после чего окончательно потеряли следы отряда. Сами же потери регулярных войск в ходе боев с 9 (21) по 11 (23) мая 1863 года составили согласно рапорту Григовьева 69 человек: 10 убитых в бою, 5 умерших от ран, (в том числе один офицер младшего звена) и 54 раненых. Погибшие солдаты регулярных войск и мятежники, по приказу Григорьева были захоронены в одной братской могиле в Юравичах.

12 (24) мая 1863 года Болеслав Свенторжецкий бежал за границу. Командующим отрядом остался лишь Станислав Лесковский. Кроме того вместе с Свенторжецким отряд покинули более 150 мятежников разочаровавшихся в вооруженной борьбе. Под командованием Лесковского осталось лишь около 120 повстанцев пожелавших продолжить вооруженную борьбу.[47]

23 мая (4 июня) 1863 года мятежниками из «Народной жандармерии», за агитацию крестьян помогать регулярным войскам в поимке мятежников, в деревне Богушевичи был повешен православный священник Даниил Конопасевич.

В начале июня в Богушевской пуще попали в окружение повстанческие отряды Корзаковича и Лесковского. Однако, разделившись на несколько мелких групп, повстанцам удалось выйти из-под удара царских солдат. Часть повстанцев во главе с Лясковским при выходе из окружения столкнулись с отрядом карателей. 13 (25) июня в густом лесу около фольварка Лочин (теперь Осиповичский район) произошёл бой, в котором восставшие были разбиты[44].

Властям казалось, что все кончено. В журнале военных действий по Минской губернии с 18 (30) июня по 1 (13) июля отмечалось, что «шайки» Корзаковича и Лясковского рассеяны. Однако повстанческие отряды ещё вели партизанскую войну вплоть до 30 ноября (12 декабря) 1863 года[44]. После чего Лесковский окончательно распустил отряд в котором на тот момент оставалось всего 75 человек, и бежал за границу.

Могилевская губерния[править | править вики-текст]

Действия А. И. Олендского[править | править вики-текст]

22 апреля (4 мая) 1863 года в урочище Макаровый лес у д. Черноручье (ныне Шкловский район) собрался отряд А. В. Олендского (около 30 человек). Повстанцы стали ходить по деревням Могилевской губернии и призывать крестьян к участию в восстании, обещали дать им после победы восстания землю без выкупа и другие демократические преобразования. К вечеру 25 апреля перешли в Сенненский уезд и остановились в фольварке близ местечка Словении (ныне Толочинский район), расположившись лагерем в бору возле реки Вечеринка. Здесь 27 апреля (9 мая), на повстанцев напала рота резервного батальона Алексополського пехотного полка под командованием поручика Путяты. Отряд повстанцев был разбит, пленных восставших в том числе и Олендского 6 (18) июня 1863 года расстреляли в Могилеве[48].

Совместное выступление повстанческих отрядов[править | править вики-текст]

24 апреля (6 мая) 1863 года началось совместное выступление всех повстанческих отрядов Могилевской губернии. Самого большого успеха достиг отряд Л.Звеждовского (около 100 человек), который в ночь на 24 апреля (6 мая) 1863 г. при поддержке революционно настроенных студентов Горы-Горецкого земледельческого института, занял уездный город Горки, где захватили большое количество ружей, два десятка лошадей, и 15.000 рублей из местного казначейства.[49]

Против повстанцев были посланы войска. 26 апреля (8 мая) отряды Я. Жуковского, И. М. Будзиловича, Томаша Гриневича были рассеяны правительственными войсками (все трое командиров взяты в плен и позже казнины по приговорам военно-полевых судов). Вслед за этими отрядами 27 апреля (9 мая) разгромлена группа повстанцев в Сенненском районе. Оставив отряд Звеждовского без какой-либо поддержки, местные власти смогли направить на его ликвидацию все наличные силы.

Не смотря на возросшую до 200 человек численность своего отряда, Звеждовский стараясь избегать боестолкновений с регулярными войсками попытался вывести его в Минскую губернию, однако 29 апреля (11 мая) правительственные войска настигли мятежников Звеждовского у местечка Пропойск (ныне Славгород) навязав тем сражение. В бою погибла либо была взята в плен большая часть мятежников Звеждовского, оставшихся (около 100 человек) Звеждовский распустил на следующий день ссылаясь на «равнодушное или неприязненное отношение к мятежу местного населения», после чего отправился в Царство Польское.[50][48].

Кампания Идельфонса Анцыпы-Чикунского[править | править вики-текст]

24 апреля (6 мая) 1863 И. Д. Анцыпа-Чикунский собрал отряд, состоящий из шести человек. В тот же день они разграбили фольварок Закупленье князя Манкевича и пошли дальше, набирая людей по дороге. Через некоторое время отряд, в составе которого уже было двенадцать человек, остановился в деревне Закупленье, где Анцыпа прочитал перед местными жителями манифест, в котором объявил демократические свободы и призывал присоединяться к восстанию. Крестьяне не поверили в обещания и не согласились продать мятежникам свои топоры по 2 рубля серебром за каждый, но и анцыповцев не тронули — Анцыпа в начале своей речи объявил, что за ним следует отряд из 300 французов. Спустя несколько суток уездные власти уже считали, что у них в стане блуждают две шайки повстанцев: одна человек 20, другая — 300[51].

Вечером того же дня отряд Анцыпы появился в районе деревни Чечевичи. Повстанцы разграбили шоссейную станцию, разорвали телеграфную связь, и сожгли мост через реку Друть. Утром 25 апреля (7 мая) они уже были в деревне Ядреная Слобода, где сожгли бумаги волостного правления и призывали крестьян к мятежу. Отряд пополнился ещё тремя людьми. К вечеру уже горело волостное правление в деревне Селец (ныне Болонов Селец), а к формированию примкнули ещё четыре человека. Отряд ночевал в фольварке Каркот, хозяин которого Иосафат Анцыпо также примкнул к повстанцам. В течение следующих четырёх дней отряд безнаказанно действовал в районе бобруйского шоссе по окольным деревням[51].

Уже 27 апреля (9 мая) в уезд прибыла 15-я рота смоленского полка в составе 70-ти солдат. Власти, учитывая слухи о том, что в регионе орудуют два отряда, оставили часть солдат во главе с подпоручиком Липинским охранять становую квартиру, а других отправили искать мятежников. Крестьяне быстро рассказали солдатам во главе со штабс-капитаном Кусонским, где прячутся мятежники. Анцыпа, узнав о приближении войск, решил отойти в район деревни Глухи. Солдаты, прочесав деревни Глухи, Язвы (ныне Восточное), Золотва, пришли к выводу, что повстанцы спрятались в треугольнике леса между этими деревнями. Несмотря на позднее время суток и дождь, было принято решение окружить и взять мятежников в плен. Войска, подкреплённые окольными крестьянами в качестве проводников, двинулись в лес и вышли на лагерь мятежников. В результате перестрелки мятежники убили одного солдата, и ранили ещё троих, но теснимые к болоту, побросав почти все оружие и обоз, сумели уйти. Штабс-капитан Кусонский решил не ввязываться в лесную перестрелку и отвёл своих солдат к деревне, прихватив пожитки мятежников. Затем по приказу начальства крестьяне поодиночке и небольшими группками выловили остальных повстанцев, в том числе и Идельфонса Анцыпу — главу бунтарей. Правда, удалось поймать его только 10 (22) мая. По приказу военно-полевого суда Идельфонс Анцыпа был расстрелян в Могилеве 6 (18) июня 1863 года[51].

Другим отрядам на Могилевщине удалось продержаться лишь по несколько дней, после чего в апреле 1863 года они были разбиты, их командиры расстреляны. Общее количество повстанцев на Могилевщине, по официальным данным, не превысило 800 человек[27].

Окончание восстания[править | править вики-текст]

В Царстве Польском[править | править вики-текст]

9 (21) февраля 1864 года рассеян последний крупный отряд из 1.000 повстанцев (Босака); последняя более ли менее крупная группа повстанцев на территории Царства Польского (около 40 человек) (ксендза Бжуски) просуществовала до 19 апреля (1 мая) 1864 года, и её разгром считается официальной датой окончания восстания.

Хотя фактически, согласно данным польского историка Станислава Зелинского, последняя вооружённая стычка с группой восставших (около 30 человек) на территории Царства Польского произошла под Серадзем 6 (18) июня 1864 года, а последний полевой командир повстанцев генерал Станислав Бжуска был арестован лишь в апреле 1865 года. Последний действующий повстанец Штефан Бигчиньский был арестован в апреле 1865 года.

В Северо-Западном крае[править | править вики-текст]

Активные боевые действия на территории Северо-Западного края завершились в ноябре 1863 года. Последняя организованная группа (около 50 повстанцев) во главе с Владиславом Борзобогатым, подчинявшаяся Литовскому провинциальному комитету, ликвидирована (самораспустилась) в середине июня 1864 года в Новогрудском уезде.[52][53]

Кроме того по данным польского историка Станислава Зелинского, 12 (24) октября 1864 года из густого леса в окрестностях Паневежиса группой из пяти мятежников был обстрелян почтовый эскорт русских. После чего ответным огнем сопровождающей его охраны один из мятежников был убит, а ещё четверо сложили оружие. Данная стычка считается последней в истории восстания.[54]

Урон российской стороны[править | править вики-текст]

Официальные потери регулярных войск в период (1863 — 1865 год) составленные по донесениям определяются в 8.311 человек — из них погибших непосредственно от боевых действий (убитых в бою и умерших от ран) 1.221 человек, умерших от болезней и по иным не боевым причинам — 2.810 человек, раненых 3.416 человек, пропавших без вести или дезертировавших 438 человек, пленных не менее 254 человек. Перебежчиков из солдат и младшего офицерского звена насчитывалось 283 человека (например, прапорщик Лейб-Драгунского Псковского полка Антон Климантович). Известно также, что 78 % потерь понесены регулярными войсками в Царстве Польском, ещё 15 % в Северо-Западном Крае и всего 7 % в Юго-Западном крае.

Известны многочисленные случаи выступлений крестьян против повстанцев. В ответ повстанцы, называемые также «кинжальщиками», развязали террор по отношению к наиболее опасным противникам восстания. Общее число его гражданских жертв до сих пор точно не установлено. Исследователи называют разные цифры: от нескольких сотен до нескольких тысяч[55][56][57]. Сам Муравьёв в ходе восстания называл цифру в 500 человек. По информации «Московских Ведомостей», на 19 сентября 1863 года количество только повешенных достигало 750 человек. По данным III отделения Императорской канцелярии, за весь 1863 год повстанцы казнили 924 человека. «Энциклопедический словарь» Брокгауза и Ефрона указывает, что число жертв повстанческого террора равнялось примерно 2 тысячам человек. Помимо этого, в ходе боевых действий в Северо-Западном крае общие потери регулярных войск по всем категориям составили 1.206 российских солдат и офицеров.[58]

Репрессии в отношении повстанцев[править | править вики-текст]

Альфред Ромер. Портрет ссыльного повстанца Флориана Дановского. 1860, бумага, карандаш, Национальный музей Литвы.

На территории Северо-Западного края, в борьбе с участниками восстания Муравьёв прибегал и к мерам устрашения — публичным казням, которым, однако, подвергались лишь непримиримые участники восстания и виновные в убийствах, и которые осуществлялись лишь после тщательного разбирательства[59]. Всего за годы правления Муравьёва, в Северо-Западном крае было казнено 128 человек[60], ещё от 8,2 тысячи[61] до 12,5 тысяч[59] человек было отправлено в ссылку, арестантские роты или на каторгу. В основном это были непосредственные участники восстания: католические священники и представители шляхты, доля католиков среди репрессированных составляла свыше 95 %[61], что соответствует общей пропорции участников восстания[59]. Всего из около 77 тысяч повстанцев различного рода уголовным наказаниям было подвергнуто лишь 16 % их участников, тогда как остальные сумели вернуться домой, не понеся наказания[62].

Фактически с самого начала мятежа отловленных повстанческих командиров казнили через повешение и расстрел. Первый смертный приговор в Царстве Польском Августу Ясинскому за участие в восстании, был приведен в исполнение уже 20 февраля (4 марта) 1863 года.

Первое приведение в исполнение смертного приговора в Северо-Западном крае произошло 10 (22) мая 1863 года, когда в Вильно на Лукишках был расстрелян викарный ксендз «жмудского костела» Лидского уезда Станислав Ишора[63].

22 марта 1864 года был казнён через повешение в Вильно на Лукишской площади один из руководителей восстания Константин Калиновский. 28 мая 1864 года военный суд приговорил к смертной казни Юзефа Калиновского (впоследствии канонизирован католической церковью под именем Рафаил). Потом приговор был заменён на 10 лет каторги. 24 июля (5 августа) 1864 года казнены были члены Нацинального правительства последнего состава (Траугутт, Рафал Краевский, Юзеф Точинский и Ян Езёранский). Последние политические казни последовали 5 (17) февраля 1865 года (Александр Вашковский и Владимир Мищенко).

Всего же, на всей территории охваченной восстанием с 1863 по 1865 год, приведены в исполнение около 400 смертных приговоров активным его участникам. Последняя казнь за участие в восстании произошла на рынке местечка Соколув-Подляски 11 (23) мая 1865 год, на глазах 10 тыс. человек. Казнены были последний полевой командир восстания Станислав Бжуска вместе со своим заместителем Франтишеком Вильчинским.

Неблагонадежные граждане (Флориан Дановский, Александр Валицкий, Матильда Бучинская и др.) высылались в отдаленные уголки Российской империи.

После восстания 1864 годов, как и после 1831, около 7.000 активных участников восстания переселилось за границу. Эти эмигранты новой формации некоторое время продолжали деятельность в духе старой эмиграции, но в гораздо меньших размерах; скоро эта деятельность почти затихает.

31 декабря 1866 года был издан манифест императора Александра II, в соответствии с которым бессрочная каторга для повстанцев заменялась 10-летней.

Последствия[править | править вики-текст]

Александро-Невская часовня в Вильне, посвящённая событиям 1863 года. Разрушена в 1918 году.

Восстание ускорило проведение крестьянской реформы, при этом на более выгодных для крестьян условиях, чем в остальной России (суммы выкупных платежей уменьшены для польских крестьян на 20 %, для крестьян Северо- и Юго-Западного краёв на 30 %) . Власти приняли меры по развитию начальной школы в Литве и Белоруссии, рассчитывая, что просвещение крестьянства в русском православном духе повлечёт политико-культурную переориентацию населения.

Историк Михаил Долбилов отмечает, что после начала восстания в культивируемом властями образе поляка как противящегося законной власти «бунтовщика, заговорщика и мятежника» проявились черты заклятого врага русского народа, воображаемой единой русской нации[64]. Тем не менее в широковещательных воззваниях к жителям края, власти пытались не употреблять этнонимов и акцентировали внимание на социальном происхождении участников мятежа. В частности, известный своей полонофобией виленский генерал-губернатор Михаил Муравьёв старался избежать излишней декларации «польскости» восстания[64].

На всей территории охваченной восстанием с 1863 по 1865 год приведены в исполнение около 400 смертных приговоров активным его участникам, около 7.000 активных участников восстания переселилось за границу, тысячи высылались в отдаленные уголки Российской империи.

За причастность к восстанию в Северо-Западном крае было казнено 128 человек; 12 500 было выслано в другие местности, в частности в Сибирь (часть из них впоследствии подняла Кругобайкальское восстание 1866 года), 800 отправлено на каторгу. Учитывая, что следствием установлено участие в восстании около 77 000 человек, можно констатировать, что всего подверглось наказанию менее 1/6 участников восстания на территории Северо-Западного края.

Мемориальная плита на месте казни (Лукишки)

Эти цифры показывают, что правительство не проявляло к восставшим той особенной жестокости, о которой впоследствии станет говорить советская историография[65]. Массовые репрессии затронули семьи причастных к восстанию, высылаемых в центральные губернии России. Кроме того, в Литве и Белоруссии было запрещено занимать государственные должности (в частности, учителей в школах и гимназиях) лицам католического вероисповедания, поэтому поляки и литовцы вынуждены были обосноваться в центральных губерниях России. Среди потомков таких ссыльных и переселенцев — композитор Дмитрий Шостакович и писатель Александр Грин.

После восстания в западных губерниях некоторое время сохранялось военное положение. Лицам мужского пола, кроме крестьян, запрещалось удаляться с места жительства более чем на 30 вёрст без разрешения местных властей. Польская шляхта была лишена возможности отмечать даже семейные праздники, так как существовал запрет собираться вместе нескольким людям. За это полагался штраф. Виленский генерал-губернатор К. Кауфман в 1866 году запретил под угрозой штрафа употребление польского языка в общественных местах и в официальной переписке, ношение траура, различных польских отличий.

10 декабря 1865 года Александр II утвердил закон, по которому всем высланным из западных губерний предлагалось в течение 2-х лет продать или обменять свои земли, а покупать их могли только православные.[66]

В 1864 году Михаил Муравьёв ввёл запрет на использование латинского алфавита и печатных текстов на литовском языке (действовал до 1904 г.). Литовские книги продолжали печататься за границей: в Восточной Пруссии и Соединённых Штатах Америки.

Интересные факты[править | править вики-текст]

  • Последний участник восстания 99-летний Феликс Бартчук умер 9 марта 1946 года[67].
  • Владимир Короткевич узнал от родителей, что один из его предков по женской линии отставной штабс-капитан Томаш Гриневич (племянник Ивана Никодимовича Гриневича, владельца усадьбы Красный Берег) принимал участие в восстании 1863—1864 годов. Повстанцы под его командованием были разбиты, а его самого расстреляли в Рогачёве. Эту историю Короткевич описал в эпилоге повести «Предыстория», и в прологе романа «Нельзя забыть» («Леониды не вернутся к Земле»).
  • С марта 1862 и до 22 февраля 1864 года в Добровлянах прятался от преследования царской администрации Винцент Дунин-Марцинкевич[68]. В марте 1862 года временный военный губернатор Минской губернии генерал-майор Кушалев разослал циркуляр, в котором было написано: «По полученным мною правдивым сведениям выясняется, что помещиком Марцинкевичем написаны на народном белорусском языке возмутительное стихотворение под заглавием „Гутарка старого деда“, что имеет целью возбудить крестьян западных губерний против правительства, … и что г. Марцинкевич старается распространять произведение свое… среди простого народа». Винцент Дунин-Марцинкевич нашел приют в Добровлянах у Матильды Бучинской. После того как имение Добровляны Свенцянского уезда было секвестровано, с 22 февраля 1864 года вынужден был переехать в близлежащее местечко Свирь, где проживал полгода до своего ареста в октябре 1864[69].
  • Один из руководителей восстания Зыгмунт Чехович, после возвращения из Нерчинских рудников, проживал в имении Малые Бесяды Вилейского уезда Виленской губернии (сейчас Логойский район, Минской области). В Малых Бесядах Чехович создал большую библиотеку. Здесь с Чеховичем познакомился молодой Янка Купала, семья которого в 1895—1904 жила в соседнем фольварке Селище. В доме Чеховича Янка Купала впервые познакомился с нелегальной литературой, посвященной польскому освободительному движению. По словам Янки Купалы, Чехович был «идеалист и мечтатель»[70].

Историография восстания 1863—1864 гг. в Северо-Западном крае[править | править вики-текст]

Открытие памятника Михаилу Муравьёву в Вильне (1898 год)

Восстание 1863—1864 гг. явилось одним из знаковых событий в истории Беларуси, оказавшим существенное влияние на дальнейшую судьбу белорусского народа, что нашло отражение в трудах учёных и публицистов, начиная со второй половины XIX в[71].

Опубликована значительная часть архивных документов, связанных с событиями восстания. Значение восстания на территории Беларуси, действия и роль его руководителей, в частности К. Калиновского, в разное время и разными авторами оценивались по-разному. Восстание объявлялось то «польской смутой», то чисто шляхетским, то чисто крестьянским, то буржуазно-демократическим. Иногда вообще подвергается сомнению наличие в нём революционно-демократического крыла. В зависимости от предпочтений различных авторов то акцентируется, то затушевывается религиозно-клерикальная составляющая событий восстания.

Различия в оценках существуют и поныне, иногда позиции расходятся диаметрально. Причина этого кроется в разнице концепций авторов относительно основополагающих принципов формирования белорусской нации, национального менталитета, основ её социально-экономического, конфессионального, культурного развития. Очевидно, что получить полную картину и дать объективную оценку событий можно лишь на базе научных исследований, которые предполагают изучение всех выявленных документальных источников и их тщательный анализ.

Участники и современники событий, связанных с восстанием, оставили свои воспоминания, написанные вскоре после них.

Значительный объём сведений о деятельности повстанческой организации содержат «Показания и записки» члена Национального правительства О. Авейде, написанные им в тюрьме по требованию властей и ограниченным тиражом изданные для служебного пользования в 1866 г[71].

Одним из первых официальных историографов восстания стал царский генерал В. Ратч, по личному поручению М. Муравьева написавший два тома «Сведений о польском мятеже 1863 г. в Северо-Западной России», изданных в Вильне в 1867—1868 гг. Как отмечал автор, он использовал в ходе работы официальную переписку, следственные дела, конфискованные бумаги, книги, брошюры и «некоторые устные сообщения».

В работе В. Ратча содержатся сведения о важнейших положениях программы К. Калиновского: об уничтожении дворянства, о ликвидации помещичьего землевладения путём крестьянской революции, о необходимости создания крестьянской революционной организации и связи восстания в Беларуси и Литве с польским национальным освободительным движением и народной революцией, готовившейся в России, о праве Беларуси и Литвы на самостоятельное государственное существование. Царский историк отмечал, что «Калиновский вовсе не имел намерения работать для Польши, он опасался того слияния с Польшей, при котором от неё нельзя было бы и отвязаться».

Одной из первых публикаций стали четыре тома воспоминаний «История восстания польского народа в 1861—1864 гг.» члена Национального правительства А. Гиллера, которые вышли в Париже в 1867—1871 г[71]г. Сторонники социальной революции на их страницах подвергались критике. В издании были впервые опубликованы «Письма из-под виселицы» К. Калиновского.

Позже, уже в начале XX в., изданы воспоминания Ф. Рожанского, Я. Гейштора, Б. Длуского и других участников и руководителей восстания.

В середине 1920-х гг. белорусский историк В. Игнатовский основной целью восстания в Беларуси называл радикальное решение крестьянского вопроса и создание независимой от России и Польши Белорусской республики[71].

В конце 1920-х гг. белорусский историк С. Агурский выдвинул концепцию об исключительной роли помещиков и духовенства в организации восстания и его сугубо польском характере.

В 1950—1960-е гг. белорусский философ И. Лущицкий считал восстание 1863 г. в Беларуси и Литве антикрепостническим, крестьянским. Белорусский историк А. Смирнов — автор одной из первых монографий, посвящённых Калиновскому, назвал его выдающимся сыном белорусского народа. Само восстание учёный рассматривал как проявление борьбы классов.

В 1970—1980-е гг. появились новые исследования белорусских учёных[71]. Восстание 1863 года в Северо-Западном крае преподносилось, как общебелорусское выступление против царизма. Основателем белорусского революционного демократизма именуют К. Калиновского философы Э. Дорошевич и В. Конон. Они указали на наличие у Калиновского идеала «справедливого общественного и политического строя», называя его не абстрактным идеалом мечтателя-утописта, а конкретной программой идеолога крестьянства, мелкой шляхты и демократической интеллигенции с характерными для неё как сильными, так и слабыми сторонами мировоззрения этих социальных пластов белорусского народа.

Философ А. Майхрович дал оценку восстанию 1863—1864 гг. в Беларуси и Литве как буржуазно-демократическому, направленному против социального и национального угнетения[71]. К. Калиновского он называет выдающимся белорусским революционером-демократом, политическим деятелем и публицистом, связывает с деятельностью его и его соратников оформление революционного демократизма как самостоятельного течения общественной мысли.

Как исключительно важные на историческом пути белорусов к свободе и национальной консолидации оценил деятельность и творчество К. Калиновского белорусский историк, литературовед, археограф, писатель Г. Киселев, по мнению которого, героическая жизнь К. Калиновского до последнего дыхания — здесь нет преувеличения — отдана родному народу, борьбе за лучшее будущее. Исследователь назвал К. Калиновского великим сыном белорусского народа и великим революционером.

Отмечая, что в его деятельности нашли воплощение наиболее радикальные тенденции восстания 1863—1864 гг., Г. Киселев оценивает их как одну из наиболее смелых попыток проверить на практике и воплотить в жизнь программу революционных демократов 60-х гг., а К. Калиновскому в истории общественной мысли и революционного движения Беларуси и Литвы отводит роль лидера и теоретика революционной демократии[71]. Он также считал, что в исторической перспективе идеи и творчество К. Калиновского на многие десятилетия предопределили идейно-эстетическое направление белорусской демократической литературы, ставшей во многом литературой «мужицкой правды».

Революционером-демократом, подлинным народным героем, борцом за свободу белорусского народа называет К. Калиновского ещё один исследователь его жизни и деятельности — белорусский историк В. Шалькевич. Ученый считает К. Калиновского одним из самых известных представителей белорусской нации в мире.

Михаил Бич, автор статьи о восстании 1863—1864 гг. в Польше, Беларуси и Литве в «Энциклопедии истории Беларуси», называет его национально-освободительным[71].

Почтовая марка Белоруссии, 1993

Существует точка зрения, что восстание было исключительно польским по своему характеру, а К. Калиновский не является подлинным героем белорусского народа, а даже антигероем. «Сконструированным героем», польским революционером-фанатиком, поставленным на должность руководителя восстания польским повстанческим центром, считает его историк А. Гронский, он же называет создание «Мужицкой правды» чисто пропагандистской акцией[71]. Однако во время суверенной Белоруссии ряд исследователей сошлись во мнении, что большинство белорусского крестьянского населения не поддержало восстание. Причинами этого были: качественная пропаганда властей против повстанцев и нерешительная аграрная политика ЦНК («белых»)[72].

Зачастую К. Калиновского вообще объявляют поляком. В качестве аргумента приводится тот факт, что он напрямую не заявлял в своих текстах о правах и чаяниях белорусов и не употреблял такого названия. Однако следует сказать, что в то время название белорусы ещё не закрепилось за всем народом и являлось узко региональным. Ставится под сомнение приверженность Калиновского идее социальной справедливости. Жестко критикуются его позиции в отношении методов ведения борьбы (насильственных) и веротерпимости.

Память о восстании[править | править вики-текст]

В междувоенный период (1921—1939) на территории Польши и Западной Беларуси был установлен ряд памятников в честь восстания 1863—1864 гг. В местечке Свирь, на самой большой возвышенности поселка, был установлен памятник с Белым орлом. После прихода советской администрации в 1939 году, памятник был разрушен, а Белый орел сброшен в озеро Свирь. Чертежи памятника сохранились в Государственном историческом архиве Литвы.

В белорусском театральном искусстве первой постановкой на тему восстания стал спектакль Белорусского государственного театра «Кастусь Калиновский», поставленный в 1923 г. драматургом и режиссёром Е. Мировичем на основе собственной пьесы. В 1928 г. Белорусской киностудией совместно с Ленинградской фабрикой «Совкино» был выпущен фильм, также носивший название «Кастусь Калиновский».

В годы Великой Отечественной войны на территории Беларуси действовали партизанская бригада и партизанский отряд имени Калиновского. Тогда же поэтом М. Климковичем было написано либретто оперы «Кастусь Калиновский». Уже после войны оперу на музыку Д. Лукаса поставил Белорусский театр оперы и балета.

Белорусским композитором О. Янченко написан балет «Кастусь Калиновский».

В 1975 году Аркадий Кулешов издал драматическую поэму «Xамутиус» (1975), посвященную руководителю восстания в Литве и Беларуси. Хамутиус — одна из подпольных кличек Кастуся Калиновского.

В кино[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Nikołaj Pawliszczew – Wikipedia, wolna encyklopedia
  2. [1]
  3. [2]
  4. 1 2 [3]
  5. [4]
  6. [5]
  7. [6]
  8. [7]
  9. Nikołaj Pawliszczew — Wikipedia, wolna encyklopedia
  10. [8]
  11. [9]
  12. [10]
  13. [11]
  14. [12]
  15. [13]
  16. Глава 4. КАМПАНИЯ 1863—1864 гг — Давний спор славян. Россия. Польша. Литва (илл)
  17. Шнеер Арон Ильич. К вопросу о влиянии польского восстания 1863 г. на крестьянское движение в Латгалии
  18. 1 2 Энциклопедия истории Белоруссии т 5., стр 449
  19. Восстание Калиновского (белор.). history-belarus.by. Проверено 28 марта 2017.
  20. 1 2 3 4 5 6 7 8 Анатолий Тарас Очерк действий повстанцев в губерниях Северо-Западного края (рус.) // Інстытут беларускай гісторыі і культуры. — 2013. — 8 мая.
  21. http://libcat.bas-net.by/opac/pls/pages.view1doc?id=1009197
  22. Maksimaitienė O. Gustavas Čechovičius// Visuotinė lietuvių enciklopedija, T. XV (Mezas-Nagurskiai). — Vilnus, 2009.
  23. Драўніцкі Я. Крывавы 1863 год// Нашы карані. Ілюстраваны часопіс краязнаўцаў Паазер’я. Паставы: Сумежжа. — № 5, студзень-сакавік 2003 г. — С.16-24.
  24. [14]
  25. [15]
  26. [16]
  27. 1 2 История восстания 1863–1864 гг. на территории Беларуси (обзорная справка).
  28. [17]
  29. [18]
  30. Карпович О. В. Участие населения белорусских уездов Гродненской губернии в восстании 1863—1864 гг.// Веснік Гродзенскага дзяржаўнага універсітэта. Серыя 1.- 2009. — № 1.
  31. [19]
  32. [20]
  33. [21]
  34. [22]
  35. [23]
  36. [24]
  37. Witold Karpyza. Ziemia Wołkowyska. O Witoldie Karpyza
  38. 1 2 [25]
  39. Волковыск в старых фотографиях " Ваўкавышчына ў др.палове Х1Х — пач. ХХ ст " Коллекция старых фотографий города Волковыска
  40. 1 2 [26]
  41. [27]
  42. Матвейчык Дз.Ч. Уладзіслаў Машэўскі і спроба ўзброенага выступлення ў Слуцкім павеце ў 1863 г. (белорусский) : исторический.
  43. Сяржук Кабрусёў Ваенна-гістарычны клуб "Літвінскае войска" (белорусский).
  44. 1 2 3 4 5 6 7 Г.И. Анискевич. ЯН И ВИКТОР СВИДО В НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОМ ВОССТАНИИ 1863-1864 ГГ.. — С. 2—5. — 7 с.
  45. Кісялёў Г. В. На пераломе дзвюх эпох: Паўстанне 1863 г. на Міншчыне. — Мн., 1990.
  46. [28]
  47. [29]
  48. 1 2 Бизнес-Беларусь История Могилева :: Восстание 1863 - 1864.
  49. [30]
  50. [31]
  51. 1 2 3 Сергей ЖИЖИЯН «КИНЖАЛЬЩИКИ» НА БЫХОВЩИНЕ (рус.).
  52. [32]
  53. [33]
  54. [34]
  55. Сидоров А. А. Польское восстание 1863 года. Исторический очерк. — СПб., 1903. — С. 228.
  56. Мосолов А. Н. Виленские очерки 1863—1864 гг. (Муравьевское время). — СПб., 1898. — С. 27.
  57. Брянцев П. Д. Польский мятеж 1863 г. — Вильна, 1892. — С. 263.
  58. Гигин В. Ф. Оклеветанный, но не забытый (Очерк о М. Н. Муравьёве-Виленском) // Нёман : журнал. — Минск, 2005. — Вып. 6. — С. 127—139. — ISSN 0130-7517.
  59. 1 2 3 Бендин А. Ю. Образ Виленского генерал-губернатора М. Н. Муравьева в современной белорусской историографии (рус.) // Беларусская думка : общественно-политический и научно-популярный журнал Администрации Президента Республики Беларусь. — Минск, 2008, июнь. — С. 42—46. — ISSN 0023-3102..
  60. Rok 1863: wyroki smierci / red. W. Studnicki. — Wilno: Nakl.i dr. Ludwika Chominskiego, 1923 [s.a.]. — 120 s.
  61. 1 2 Зайцев В. М. Социально-сословный состав участников восстания 1863 г. (Опыт статистического анализа) / В. М. Зайцев — М.: Наука, 1973. — 264 с.
  62. Миловидов А. И. Архивные материалы Муравьёвского музея, относящиеся к польскому восстанию 1863—1864 гг. в пределах Северо-Западного края. В 2 ч. Ч. 2. Переписка о военных действиях с 10 января 1863 года по 7 января 1864 года. Вильна, 1915. — С. 56.
  63. Дакументы і матэрыялы па гісторыі Беларусі. Т. II. — Мінск, 1940. — С. 522—523.
  64. 1 2 Долбилов М. Полонофобия и политика русификации в Северо-Западном крае империи в 1860-е гг. // Образ Врага. — М.: ОГИ, 2005.
  65. Хотеев А. Восстание 1863 года и политика «русификации»
  66. Ковкель И. И., Ярмусик Э. С. Политика царизма после подавления восстания 1863 г. // История Беларуси: С древнейших времен до нашего времени. — Мн.: Аверсэв, 2004.
  67. Повстанцы и вешатели: Россия и Польша 150 лет назад
  68. Тарасов С. Память о легендах: Белорусской старины голоса и лица. — Минск: «Полымя», 1984.
  69. Памяць: Гicторыка-дакументальная хронiка Мядзельскага раёна. — Минск, 1998. — С. 110. — ISBN 985-11-0107-9.
  70. Янка Купала. Збор твораў у 9 тамах. — Мінск: «Мастацкая літаратура», 2003. — Т. 9, кніга 1. — С. 268.
  71. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Восстание Калиновского (белор.). history-belarus.by. Проверено 28 марта 2017.
  72. И.И.Ковкель, Э.С.Ярмусик. "История Беларуси: Сдревнейших времен до нашего времени.". — 4-е издание.. — Минск: Аверсэв, 2004. — С. 117.

Ссылки[править | править вики-текст]



Источник